.

Роман Хангел «ТеперьТыДракон»

P.S.

И мир спасен, и ты теперь Дракон!
А счастье что-то не торопится. Обидно.

Где-то в Тихом океане

Новая яхта Хренова – да-да, наш кибергуру потрусил мошной и раскошелился на нечто, не имеющее никакого отношения к компьютерам — шла на всех парусах. Ну, ладно-ладно! Парусов на этом шедевре современного дизайна не предусмотрено, но ходит она все равно красиво.

Веселье было в самом разгаре, только мне оно уже как-то поднадоело. Еще бы, после расставания с Музой Карасик пошел в разнос. Каждый день вечеринка, плавно переходящая в утренник. Сначала было весело… Но сколько же можно?! Месяц прошел.

Похоже, нам с ним на роду написано влюбляться не в тех девушек. Ладно, не будем углубляться. Просто примем как стартовые обстоятельства то, что я отморозился, а Юрка распалился.

Оставить его в таком состоянии я, естественно, не мог, он хоть и харахорился, а все равно переживал. Сильно! До вчерашнего вечера, когда на борт его яхты, размерами скорее напоминающей линкор, взошли эти рыжие близняшки.

Никогда не видел, чтоб у старика Хренова отвисала челюсть. Честно! А мы ведь с ним через многое прошли. И тут на тебе. В общем, через несколько минут вся троица удалилась в его апартаменты и до сих пор оттуда не выходила. Веселью это, впрочем, ничуть не мешало. Что-что, а праздники устраивать я умею. Правда, пока исключительно для других…

И вот забрался я в единственный на этой посудине укромный уголок и отдыхаю. Красота! Плеск разрезаемых бушпритом волн… Или бушприт – это вот эта штуковина надо мной? А, не важно! Главное, что плеск разрезаемых не помню чем волн, заглушает звуки всеобщего веселья и позволяет побыть наедине со своими мыслями.

Нырять и жениться!

Это кто сказал? Или опять пинеальный кристалл воспалился?! В последнее время вроде поутих. Я открываю глаза, но никого не вижу. Наверное, ветер донес чью-то фразу. Странная какая-то. Какая тут может быть связь?

— Эй! Это вы Никита?

— Нет, — отвечаю, не открывая глаз, хотя голос приятный, но мало ли в мире приятных женских голосов. – Его здесь нет.

— А где же он? Мне сказали, что он должен быть здесь.

—          Вас жестоко обманули.

—          А я думаю, что это вы меня обманываете?

—          Вы когда-нибудь видели, чтобы люди обманывали с закрытыми глазами?

—          Нет, но мне очень нужна ваша помощь.

— Не повезло. Я недавно спас весь этот гре…шный мир и сейчас на заслуженном отдыхе.

—          А вы бы не могли спасти еще и меня? Ну, пожалуйста.

—          А что у вас стряслось?

В конце концов, почему бы и не послушать еще немного этот  голосок. Все-таки он очень приятный!

—          Мне нужно на берег. Очень.

— О, тут я вам ничем помочь не смогу. Владелец яхты еще не скоро выйдет на связь, а кроме него…

—          Я уже была у него, и он сказал…

—          Вы что?!

От неожиданности я открываю глаза и… Ух ты! Надо же было потерять столько времени! Обладательница приятного голоса не брюнетка, но голубоглазая! И очень симпатичная. Симпатичная! Как же я, оказывается, соскучился по симпатичным! Среди толп всех этих  нереальных красоток, которыми Юрка окружил себя в последнее время, глаза устали от совершенных лиц, поп и бюстов. А здесь действительно симпатичное лицо. Живое. Несколько встревоженное, но такое… милое. Стоп!  Здесь могут быть только модели, а значит… Стоп!

—          Вы были у Кар… Юрия?

—          Да.

—          Уверены?

—          Конечно.

Высокая, стройная, длинные гладкие волосы. Точно модель! Только вот, как любит спрашивать Катерина, модель чего?

—          И он с вами говорил?

—          Да.

—          Сегодня?

—          Да.

— Мы с вами об одном человеке говорим? Я имею в виду Юрия Хренова, владельца этой яхты.

—          Я тоже.

Вот как? А вот это уже очень даже интересно! Я поднимаюсь и лезу к ней наверх. Оказавшись рядом, я понимаю, что она не такая высокая, какой показалась мне снизу.

—           Он  уже вменяем?

—          Когда я его видела, вроде бы был.

—          Фантастика!

—          И он был один?

—          Нет, с ним были Молли и Полли.

—          И он все равно с вами разговаривал?

—          Ну, конечно! Мне же очень нужно на берег.

Да, ей совершенно точно нужно на берег. Вот в этих вот вытертых джинсах, простой белой майке и с дурацкими бусами, похожими на разноцветные конфеты. На берег! Срочно! Или это уже мне нужно? Причем хоть куда-нибудь. Лишь бы отсюда.

—          Это все объясняет. А зачем вам так приспичило на берег, если не секрет?

—          Здесь ужасно.

—          Я бы не был столь категоричен, но в чем-то вы, конечно, правы.

—          Нет. Ужасно!

А ведь я ей верю. Верю, потому, что мне и самому здесь ужасно… было. Теперь уже как-то по-другому. Еще не понял, как, но…

—          Что же вас так расстроило?

—          Во мне здесь не видят человека.

—          В каком смысле?

—          Я чувствую себя просто куском мяса!

— Ах, вот вы о чем. Но разве, когда вы соглашались на эту работу, вы не догадывались о том, что вас ждет?

—          Нет.

А ведь правду говорит! Странно, на дурочку вроде не похожа. Может все-таки не модель?

—          Вы серьезно? А такое бывает? Вы давно работаете моделью?

—          Я не работаю моделью. Я ассистент мисс Тинкер.

—          Понятно. А вас приняли за модель и отнеслись, как к куску мяса.

—          Да. И я хочу на берег.

—          И что сказал Кар…? В смысле, Хренов.

—          Что есть только один способ.

— Вот говнюк, ему что рыжих мало? Их же две! Должно было хватить хотя бы на сутки.

—          Вы о чем?

—          О том, что он вам предложил.

—          Так вы в курсе?

—          Догадываюсь.

—          И вы мне поможете?

—          Я?! Каким образом?

—          Он сказал, что если вы попросите, он…

—          Так и сказал?

—          Да.

—          Ну, тогда идемте?

—          Куда?

—          К нему, конечно.

—          И вы даже смотреть не будете?

—          Что?

—          Татуировку.

—          Татуировку?!

— Ну, да. Юрий сказал, что если вы ее увидите, то уже не сможете мне отказать.

—          Если увижу вашу татуировку?!

—          Да.

— Шутник! Слушайте, а как вы такая доверчивая вообще здесь оказались. Неужели, работая ассистентом Тинкер, вы до сих пор не поняли, как все происходит на таких яхтах.

—          Поняла, — вздохнула она.

В этом вздохе столько трогательной детской обиды, что мои губы невольно расплываются в улыбке. Абсолютный ребенок. А с другой стороны, кто еще наденет бусы-конфеты? Странно, но, по-моему, яхта замедляет ход.

—          Так зачем же вы согласились?

—          Из-за названия?

—          В смысле?

«О, привет Мусе!»

—          Из-за названия яхты. «Белый Дракон»!

—          И?

—          Это глупая история.

—          Уверен, не намного глупее, чем все предыдущее. Я потерплю.

Слушайте, ну почему же эта ярко-красная бусина с нелепыми ромашками все время лезет в глаза? Или все дело в местоположении? Стеклянная конфета удобно устроилась в аппетитной ложбинке и даже не думает оттуда выкатываться! Еще бы! А кто б на ее месте думал? Я точно нет! Тпруууууу!

—          Ладно. Недавно я была у одного китайского врача. Он лечит иглоукалыванием.

Она заправляет за ухо русую прядь, и от этого простого, совершенно неэротичного жеста у меня перехватывает дыхание.

—          Болеете?

«Это я просипел? Идиот! Нашел, что спросить».

—          Нет.

—          Тогда зачем вы ходили к китайскому врачу?

«Это что конкурс на самый глупый вопрос? Есть здесь где-нибудь скотч?»

—          За компанию, с подругой.

—          Ясно. И что?

— Он посмотрел на меня как-то странно так и сказал, что когда я прокачусь на белом драконе, стану счастливой.

—          Вот так сразу?

—          Да, — говорит она жалобно.

Глаза уже на мокром месте. Она из последних сил держится, чтобы сдержать рвущиеся наружу слезы. Черт дернул этого китайца сказать такое… такой девушке. Она же вот-вот разрыдается. А я ведь не выношу женских слез. Даже их приближения не выношу. Но сейчас это меня почему-то совсем не пугает. Только как-то… трогает. Сильно! Отвожу взгляд, чтобы хоть как-то собраться с мыслями. Мне показалось, или за стеклами капитанской рубки действительно мелькнула знакомая физиономия?

—          И вы поверили?

Она молча кивает, и хлипкую тщательно выстраиваемую плотину рвет в клочья. По щекам катятся крупные слезы. Почти такие же большие, как нелепые бусины. Она прячет лицо в ладошках. Хрупкие плечики подрагивают.

Хочется обнять немедленно. Сильно и нежно. Так, чтобы точно знала — плакать совершенно незачем…

—          Прокатились, а счастья нет?

Она пытается трусить головой, не отнимая от лица рук. Это так забавно и… трогательно.

«Да что ж это со мной? Сейчас тоже разнюнюсь?  Так и будем хлюпать в два ручья. Или сколько там их у нас на двоих?»

— Ну, что вы? Не надо. Все еще будет хорошо. Вот увидите.

Она отнимает руки от лица, как-то неловко хватается за бусы, и они рвутся. Стеклянные конфетки сыплются на палубу и скачут по ней сверкающими каплями. Я бросаюсь их ловить. Она тоже.

Алая бусина подкатывается к краю палубы и летит вниз. Провожаю ее взглядом и вдруг в воде вижу… Да-да! Конечно же, «вижу»! Несмотря на все вышесказанное я все также настаиваю на своей полной вменяемости. Но, тем не менее, я отчетливо «вижу» в воде за бортом такую знакомую темную морду…

Нырять и жениться!

Опять?! Я не мог этого слышать. Но я это «слышал»! Оглядываюсь на ползающую на коленках по палубе девушку и замираю… Над поясом вытертых джинсов чернеет татуировка. Дракон! Вернее, в этом я абсолютно уверен, дракониха. Черная!

И я ныряю…

Оглавление романа «ТеперьТыДракон»