.

Роман Хангел «ТеперьТыДракон»

Глава  42 «Картина пятая»

Бывает так — лишь на больничных  койках
Нам открывается картина мирозданья.

Украина. Киев

Доктор!

— Что с ним?!

— Как он?!

— Успокойтесь, – главный травмотолог Центральной городской больницы оглядел вскочившую со стульев чумазую четверку, пытаясь определить, кто приходится ближайшим родственником пациента и, ничего не придумав, решил сосредоточить внимание на девушках, — он уже пришел в сознание. Состояние не вызывает опасений. Но любые посещения я разрешу только после того, как проведу томографичесское исследование мозга.

— Доктор, если у вас в больнице нет чего-то, что может ему понадобиться, скажите и у вас это будет, — пророкотал выпачканный с ног до головы гигант.

«Похоже, тот самый  олигарх, по «просьбе» которого меня вытащили из постели после ночного дежурства и с сиренами доставили на работу».

— У нас все есть все необходимое, спасибо.

—          Мне нужно, чтобы у него в палате постоянно находились мои люди.

—          Он преступник?

—          Нет, как раз наоборот. Это  необходимо для его безопасности.

—          Я постараюсь это устроить.

У стоящей рядом с олигархом красивой, но невероятно бледной брюнетки зазвонил телефон, и она отошла в сторону.

— Может перевести его в Феофанию?

—          Не думаю, что перевозить его сейчас – хорошая идея.

—          Док, сделайте все, как для своего, и размер спонсорской помощи сможете наз…

— Можете спокойно отправляться по домам, — прервал его врач, — а завтра придете…

— Я никуда не уйду, — тихо, но решительно сказал невысокий паренек, почти подросток.

—          Я не могу позволить вам здесь оставаться.

— Док, у вас ведь есть платные палаты, оставьте парня, я их всех выкуплю.

— Я понимаю, что вы привыкли все вопросы деньгами ре…

— Док, не заводитесь. Простите, если обидел. Не хотел, — дружелюбно пророкотал гигант. Просто у вас там его лучший друг лежит

— Можете остаться. Прошу извинить, мне нужно идти.

«почувствуйлюбовькаждойклеточкойтела»

К задумчиво глядящему вслед уходящему врачу Миркулову подошла Лада.

— Мне позвонил человек, представившийся старинным другом бабушки. – взволнованно сказала она, и он только сейчас заметил какая она бледная, чумазая и… невероятно красивая. Наверное даже еще более красивая, чем тогда, в Турине, когда он сел под дверью ее номера и сказал, что никуда не уйдет и что ему все равно, как там у них будет — просто, не просто. Все равно! Потому что без нее ему теперь… никак! И она поверила! И впустила…

— Ты грязнуля, — улыбнулся он, нежно прижимая ее к себе.

— Он сказал, что бабушка просила разыскать меня и отдать картину, которую передала ему на хранение, — Лада изо всех сил пыталась соредоточиться на том, что ей нужно сказать, а не на том, что происходит с ней оттого, что он ее обнимает.

—          А где он раньше был? – спросил он, поцеловав ее в перепачканный лоб.

— Говорит, что бабушка просила связаться со мной не раньше, чем через шесть лет после ее смерти.

— Карасик, ты остаешься? – Юрка кивнул, и в этот момент у Миркулова зазвонил сотовый. – Да! – минуту он молча слушал, а потом спросил по-английски. – Это не может подождать? Хорошо, я подъеду, но у меня будет всего десять минут, — нажал отбой и обратился к Ладе и Музе уже по-русски. – По дороге заедем в одно место, чтобы не было, — он презрительно хмыкнул, — международного скандала. Ильич, — обратился он к подошедшему начальнику охраны, — остаешься здесь со всеми. За парня головой отвечаешь.

— Влад Михалыч! — хотел было возмутился тот, но натолкнувшись на красноречивый взгляд шефа, сразу сдулся. – Хоть Глеба возьмите.

— Глеба возьму, — примирительно буркнул Миркулов. – Девочки, по коням! Простите, что тяну вас с собой, но вы же не хотите оставить нашего драгоценного мальчика без охраны, — увидев, как они дружно замотали головами, — он улыбнулся и подумал, что… вот же оно счастье!

«всестрахивсветерастворяются»

В помещении, куда их затолкали охранники Миджисты, не было ничего, кроме нескольких торчащих из стены толстых металлических скоб.

— Влад! Влад! Ты меня слышишь? – пыталась докричаться Муза до лежащего без чувств после сделанного ему укола Миркулова.

— Тише! — шикнула на нее Лада. В соседней комнате что-то глухо стукнуло и через секунду дверь распахнулась.

— Привет, Светлячок, прости, что так долго. Я был очень болен.

На пороге стоял… ее любимый, ее Артем, бледный  изможденный, но улыбающийся. Он шагнул в комнату и, на мгновение прижавшись к утратившей от удивления дар речи Мусе, стал расстегивать ее наручники.

— Никогда больше не оставляй меня одного, — услышала она в ухе его горячий шепот. — Я без тебя пропаду.

«влюбвинавстречусветуоткрывайся»

После МРТ-обследования врач озадаченно переводит взгляд с меня на снимки и обратно.

— Так плохо? – криво улыбаюсь я. – Голова никогда не была моим сильным местом.

— Нет-нет, с вашим сотрясением все в порядке. У вас необычайно крепкая черепная коробка.

—          Что же тогда вас смущает?

—          Скажите, а как вы себя чувствовали до этого сотрясения?

—          Нормально.

—          Вы уверены?

— Абсолютно, — не моргнув глазом, заявляю я, решив, что если рассказать доктору, как и, главное, КЕМ я себя ощущаю, то меня немедленно повезут по направлению к находящейся как раз неподалеку от Змиевой Пещеры знаменитой киевской психбольнице.

— Дело в том, что у вас вкруг шишковидной железы есть кальцевидные отложения. Не могу сказать, что это уникально, но у вас они очень уж значительные. У вас не бывает головных болей, головокружений, потери ориентации в пространстве, слуховых или визуальных галлюцинаций?

— Да вроде нет, — беззастенчиво обманываю я врача. – Это так опасно?

— Непосредственная опасность пока не выявлена, но я не слышал еще о случаях, подобных вашему. Я настоятельно рекомендую вам серьезное обследование.

— Спасибо, я подумаю. А в чем причина возникновения этих отложений?

— Официальная медицнская наука рассматривает несколько причин, — он делает едва заметный акцент на слове «официальная», но я его замечаю. – Первая в повышенном содержании фтора в воде, вторая в излучении сотовых телефонов…

—          А что говорит по этому поводу НЕ-официальная медицинская наука?

—          Никита, вы когда-нибудь слышали о пинеальных кристаллах?

«пустоеразумвстрахипревращает»

Через полчаса я выхожу из его кабинета с головой, пухнущей от информации – повторить это остальным мне вряд ли под силу.

— Юра, — Лада протягивает мне телефон.

— Кит! Это ты? — слышу радостный голос Карасика, который все это время неотлучно просидел рядом со мной, и только несколько минут назад Миркулов чуть ли не силой отправил его спать.

— Прости, мой самоотверженный друг. Твоим надеждам, что я все-таки отброшу копыта, и ты первым получишь доступ к моему уникальному мозгу, не суждено сбыться.

— Я рад, что тебе уже лучше, Кит, — говорит он. – Судя по твоему словесному поносу, опасения врачей оказались напрасны. Оно и не удивительно – нельзя повредить то, чего нет.

— Можешь не притворяться, — улыбаюсь я, — все равно знаю, что ты меня любишь. Я тебя тоже!

— А вы все еще ищите? – спрашиваю я с интонацией рекламного стиральщика обступивших меня друзей. – Можете расслабиться. Кристалл нашелся – делаю эффектную паузу, с удовольствием наблюдая за их синхронно открывающимися  ртами,  — у меня в башке!

Только тут я с изумлением обнаруживаю,  маячащего чуть в стороне знаменитого российского телеведущего.

«Он что здесь забыл? Постойте-постойте… Йоханый бабай! Бедный, бедный, бедный мой Карасик».

—          Все Юрочка, мне пора!

— Кит, что за…?! — Карасик в телефонной трубке явно обеспокоен моим резко изменившимся тоном.

— Найди мне все про пинеальные кристаллы! Скоро буду! – сбрасываю звонок, понимая что единственное, что сейчас может отвлечь Хренова – это поиск новой информации.

«Мама, роди меня обратно! Сейчас начнется!»

— Никита, познакомься, — говорит Муза, подводя ко мне Сатьянова, — это Артем, мой любимый.

— Юрка знает? — кисло спрашиваю я, внимательно осмотрев сияющих влюбленных. — Вы хоть при нем за руки не держитесь, хотя…, — перевожу я взгляд на Миркулова и Ладу, — это не поможет.

«И кто только ее придумал, любовь эту?! Гори оно все огнем!»

«всеостровпередислокацииэнергий»

Выглянув в окно Миркуловского джипа, я увидел кольцо огня! На рекламном экране показывали кадры огненного шоу. Артист раскручивал перед собой тонкий трос с горящим грузилом на конце, которое оставляло в ночном воздухе пылающий след. Затем он усложнил способ вращения, и кольцо превратилось  в… перевернутую восьмерку!

— Знак бесконечности! Бесконечный путь! Линия, ставшая бесконечностью! — моего воодушевления никто особо не разделял, видно, все думали о другом. — Ладно, артефакт у нас есть. Только где же нам теперь живого Надзирателя найти? Слушайте, а может Карасик и есть Надзиратель?

«Вот всегда у меня так – когда надо подумать, я болтаю без умолку. Наверное, профессиональное. Я уже говорил, что практически дипломированный психотерапевт? Ну, да. Раз десять уже. Простите. Это я нервничаю. Сильно».

— Ну, смотрите же. Умный, — загибаю я пальцы, — наблюдательный, хладнокровный. Типичный Надзиратель. Про мировой заговор все знает. Может именно потому и знает, что сам его готовит?

«Ну, что я несу? Надзиратели они же бесчувственные, а Карасик он же… притворяется только ходячим мозгом. Твою тать! Даже не знаю, что сейчас будет!»

— Для начала давайте найдем живого Надзирателя, — отвечаю я на свои же вопросы и, наконец, замолкаю.

«Все! Бобик сдох. До чего же все-таки несправедливой бывает жизнь!»

— Самое странное, что искать никого не надо, — растерянно глядя на меня, тихо бормочет Муся.

К нашему возвращению Карасик уже выудил из Сети все о пинеальных кристаллах, но узнали мы об этом мы гораздо позже…

«чтотяготитнепростотпустить»

Украина. Конче-Заспа

— Юрка! Юрка! Прекрати! Слышишь?! Это же ничего не меняет! – Никита с трудом удерживал извивающегося под ним друга, который настырно пытаелся дотянуться до своего противника. – Юрка! Он ни в чем не виноват! Посто она его любит! Она! Понимаешь?! Влад! – проорал он вбежавшему на террасу Миркулову. – Да помоги же мне унять этого Отелло Хренова!

Олигарх мгновенно оценил обстановку: Никита прижимает беснующегося Юрку к полу, Сатьянов утирает разбитую губу, Муся в ужасе забилась в угол.

Подхватив с пола коврик, Влад бросился к барахтающимся на полу друзьям.

— Отпускай! – перекрывая рычание Хренова, крикнул олигарх, занимая позицию между ним и Артемом. — Я перехвачу!

Никита отскочил в сторону, Миркулов тут же накрыл Хренова ковром и, спеленав, как младенца, перепрыгнул через перила, в два прыжка достиг бассейна и бросил в него дергающийся сверток.

«всевыходитнаповерхностьистановитсяявным»

Через минуту охладившийся Карасик отплевываясь выбрался из воды и, рукой остановив рванувшегося к нему Никиту, отправился в глубь раскинувшегося за бассейном парка.

— Спасибо, — сказал подошедший к Желанину Артем.

— Не стоит благодарности, — скривился тот. – Просто сделай нашу малышку Музу счастливой. А нам с Хреновым еще предстоит разорить парочку казино. Влад! – крикнул он увлечено вылавливающему из бассейна ковер олигарху. – Составишь нам с Карасиком компанию в казино?

— Нет, и вам нечего там делать. Могу составить вам компанию в покер, если у тебя появились лишние деньги.

—          С тобой не интересно, — отмахнулся Никита.

—          В смысле? – процитировал Миркулов Мусю.

— Так ты же в другой лиге, — оскалился Желанин, указывая другу на пытающуюся успокоить Мусю Ладу.

— Вот и померяемся везением, — ухмыльнулся тот и достал из кармана сотовый. – Привет, Настена, срочно приезжай, нужно одному парнишке мозг вправить. Нет, не спинной, обычный. Симпатичный-симпатичный, маленькая развратница. В общем, жду. Я тебя тоже, — закончив разговор он обернулся к Никите. – Скорая помощь в пути.

— Так что можешь спать спокойно, — обернулся Никита к Сатьянову. – Карасику будет, кому поплакаться на несправедливость судьбы, — и  продолжил совершенно серьезно, — Но только береги ее, Надзиратель, она замечательная.

—          Сберегу.

То, как он это сказал, Никите понравилось.  Хорошо сказал. Как-то так, что он ему поверил.

«присоединениеновыхсемейств»

Другие главы:

Глава 43 «Кристалл» — >

< — Глава 41 «Пещера Змиева»