.

Роман Хангел “ТеперьТыДракон”

Глава 4 «Карасик»

Ты, мотылек, летящий на огонь,
И кажется тебе – проснулось солнце.

Звонок трезвонит нещадно! Кого там принесло в такую рань? Наспех прикрываюсь полотенцем и иду открывать.

–          Привет! Можно к тебе?

На пороге стоит взъерошенный Карасик.

– Заходи, – говорю я и наблюдаю весьма странную реакцию моего друга – глаза широко распахиваются, рот открывается и перекашивается, из горла вырывается толи рык, толи стон. – Ты чего? – недоумеваю я.

–          Доброе утро, мальчики, – произносит за моей спиной звонкий голосок.

Так вот оно что! На мгновение меня озаряет догадка, а в следующую секунду пушечное ядро, бывшее когда-то моим другом, врезается мне в живот, и я оказываюсь на полу.

– Гад!… Кобелина похотливая! – бушует надо мной Карасик. – Мало тебе твоих …?! Еще не всех пере…?!

Пытаюсь возразить, но новоявленный ураган не перекричать. Особо сильный удар в живот выводит меня из себя. Выворачиваюсь и не без труда подминаю разбушевавшегося друга под себя. Как все-таки, хорошо, что у меня преимущество в весе. Он продолжает вопить что-то уж совсем не печатное. Хватаю первое попавшееся под руку и затыкаю ему рот. Фууух!

– Ничего не было! Ничего не было! – кричу я в пунцовое лицо друга. – Ей негде было переночевать! Мы спали в разных комнатах! В разных комнатах! Ты меня понимаешь?!

Выпученные глаза моргают и в них, наконец, появляется осмысленное выражение. Карасик перестает брыкаться и как-то сразу обмякает.

– Ничего не было, – повторяю я уже спокойнее и отнимаю от его лица кляп. – Она спала в другой комнате, Отелло, – я уже не могу сдерживаться и начинаю смеяться. Видели бы вы этого прибитого ревнивца!

–          А нечего тогда голяком тут расхаживать, – обиженно произносит он.

Упссс! Оказывается, в качестве кляпа я использовал свое полотенце. До отравленного миазмами ревности Карасика это, видимо, тоже доходит. Во всяком случае, он начинает судорожно отплевываться и тереть губы ладонью. Быстро прикрываюсь и только потом  решаюсь посмотреть на свою гостью. Она стоит посреди коридора с прижатыми к лицу руками. В ее глазах такой ужас, что мне становится не по себе. Что-то в ней изменилось, только не пойму что…

– Прости, – начинаю я, рассчитывать на Карасика не приходится, сидит и глаз не поднимает. – Обычно он спокойный, а тут видимо все серьезно. Ну, вы пока поздоровайтесь, а я пойду домоюсь, – стремительно покидаю поле битвы, предоставляя им дальше разбираться уже самим.

–          Светлана, а где же ваша коса? – слышу я за спиной изумленный голос Карасика.

Коса! Ну, конечно! Оборачиваюсь и недоуменно рассматриваю облако легких кудряшек. Свет из комнаты превращает их в золотой нимб. Она действительно похожа на ангела. Маленького печального ангела с разбитым сердцем.

– Юра, называйте меня Музой, пожалуйста, – тихо говорит она. – Той Светланы, что вы вчера подвозили, больше нет.

– Я тебе потом все объясню, – делая страшные глаза, шепчу я ошарашенному Карасику, призывая его ни не задавать никаких вопросов.

«Росийский олигарх бросает Триш Миджисту! Столь бурно начавшийся роман суперзвезды с владельцем «Чернозлата» Владом Миркуловым закончился стремительно и еще более бурно. Очевидцы утверждают, что международная мистик-дива покинула офис олигарха в весьма расстроенных чувствах…» (Радиостанция «Единая волна»)

…с Грани

Мы, Странники, вечно идущие по грани между светом и тьмой, между добром и злом, левым и правым, верхним и нижним. Мы не были первыми здесь. Мы стали ими.  И пусть до нас уже были другие. Много ли оставили они после себя?  «Первые» кичатся тем, что открыли другим Звездные Врата, нам не нужно было никаких врат. Мы пришли сами. Пришли, чтобы собрать воедино Талант, распыленный между представителями четырех рас. Это было нашей целью. Мы достигли ее, двигаясь по Великой Хорде. Для нас не было ничего, кроме Необходимости. Пусть «первые» обходят все по своим солнечным дугам. Мы, Странники, всегда идем только прямо. Только вперед…

«Считается, что все герметические тайные знания берут свое начало из рукописей Гермеса Трисмегиста, он же Тот. Но он почерпнул свои знания от первых Странников, которые принесли учение с собой из другого мира.

После падения Атлантиды Странники пришли в Египет. Между ними и Красноликими, которые считали себя истинными правителями этой страны возникли непреодолимые разногласия, которые привели к войне. В ее урагане погибло несколько городов, среди которых были Содом и  Гоморра. После этого Странники вынуждены были покинуть Египет, предварительно основав тайное общество. Но и противники их не долго правили после своей победы. Со времен убийства фараона Эхнатона и членов  его семьи, они перестали открыто появляться среди египтян. Всем управляли жрецы и только высшие из них знали о присутствии Странников и Красноликих.

Исход из Египта был запланированной акцией, герметическое учение стало расползаться по миру. Часть Странников отправилась на Восток, часть – на Кавказ, часть – в континентальную Европу, а оттуда в Англию, где ими был основан культ друидов, полностью уничтоженный в последствии. Но  герметизм уже отравил умы самых разных народов, извратил их тайные знания…» (Славянский журнал «RAЯ»)

«светизлучаярасширяешьпуть»

– Брррр, – Никита трясет головой, пытаясь справиться с информационным беспределом в своей  голове. – Я правильно понимаю, что сейчас Землей правит некая тайная группировка.

– Элитная семья, – поправляет его Юрка, с неослабевающим энтузиазмом уминая оладьи.

Они сидят на «реанимированной» Музой кухне. И Хренов уже больше часа рассказывает им о глобальном мировом заговоре, что совершенно не мешает ему с невероятной быстротой поглощать приготовленное по особому сибирскому рецепту угощение.

– Хорошо, пусть будет семья, – не унимается Никита. – И они сейчас откачивают энергию Земли. Куда кстати они ее откачивают?

– Это не суть важно, – значимо произносит Юра. – Важно то, что если они прекратят это делать, то вся энергия пойдет на развитие планеты, и следовательно мы сможем обрести сверх способности уже в физическом теле.

–          Это как люди Х что ли? – уточняет хозяин квартиры.

Карасик выразительно закатывает глаза, давая понять, что думает об уровне его интеллектуального развития.

–          Примерно, – хмыкает он, тщательно обмазывая оладью вареньем.

Она слушает их и улыбается. Удивительно! Еще вчера жизнь вывернувшаяся сначала наизнанку, а потом разбившаяся вдребезги казалась конченой, а сегодня ей удивительно спокойно с двумя своими новыми друзьями, непрестанно подшучивающими друг над другом, но при этом – она это чувствует – готовыми друг за друга на все. Так странно, что и ее, едва знакомую, они, не сговариваясь, признали своей.

Хотя чему же тут удивляться? До вчерашнего дня ей казалось, что окружающий  мир создан для того, чтобы радовать ее, преподносить маленькие и большие подарки, восхищать и приятно удивлять. И в этом не было ничего удивительного, ведь это был Ее Мир! И она засыпала, переполненная благодарностью ко дню, который закончился и радостно предвкушая день, который наступит завтра.  До вчерашнего дня…

Когда оказалось, что знакомые с детства сказки реальны, что извечная борьба Света и Тьмы в самом разгаре и ее отец не просто учитель истории. Он глава Белого Совета, ее братья и сестры – светлые витязи и воительницы, а она – обладательница уникального дара изменять все к лучшему одним своим присутствием! Свет… Все! Той прежней, кем бы она там ни была, больше нет! Теперь она Муза, или как трогательно называет ее солнечный спаситель – Муся. Его искрометное жизнелюбие и восторженное обожание в глазах его друга  Юры, словно целебный бальзам, врачующий ее сердечные раны. И пусть затянутся они еще ой как не скоро, но ей так спокойно рядом с ними. Какие же они все-таки забавные. И как же ей сейчас легко! Даже не верится, что еще вчера…

Легкость восприятия расширяет. Это как первый вдох. Ты рождаешься, вдыхаешь, принимаешь этот Мир и продолжаешь делать это каждым новым вдохом. Легкость – это сейчас в центре! Легкость тела. Легкость движения. Легкость мысли. А желанье легко и объемно! Вдыхай в жизнь легкость! Касайся мыслью желаемого, как лепестка прекрасного и нежного цветка…

– Не с твоей репутацией жить под одной крышей с порядочной девушкой, – врывается в ее размышления – или что ЭТО было? – сердитый голос Юры. – Так что собирай вещички и уматывай на малую родину.

–          Что и не подвезешь даже? – с притворным ужасом спрашивает Никита.

–          Оставить Музу одну? Сейчас! Совсем с головой поссорился?

– Юра! – решительно вмешивается в их спор девушка. – Что вы такое говорите? С какой это стати Никите уезжать из собственного дома? Я не хочу, чтобы из-за меня…

– Что вы, – осторожно возражает ей Карасик. – Никита с самого начала хотел остановиться в их загородном доме. Он же у нас практически Маугли, дитя природы, терпеть не может городскую жизнь.  Правда, Никита? – поворачивается он к другу, делая такое лицо, что тот прыскает от смеха, забрызгивая чаем пол стола.

– Ну, – тянет он, утираясь, – я еще не решил окончааааа! – стол содрогается от сильного удара, Карасик сидит с отсутствующим видом. –  Но склоняюсь к тому, чтобы жить за городом. Поэтому можешь оставаться тут, сколько захочешь.

– Спасибо, Никитка! – бросается ему на шею растроганная девушка, не замечая, что он тут же разводит руки в стороны, с притворным испугом косясь на Карасика. – Ты такой! Такой!

– Муся, я польщен, но еще чуть-чуть и наш Отелло меня растерзает. И не волнуйс… тесь, товарищ Хренов, – Никита делает выразительную паузу, – я сам доберусь до поселка, – еще одна пауза. –  Как-нибудь. Больше я вас не побеспокою. А ты, Мусенька, чувствуй себя, как дома, только не открывай двери кому попало. Тут много всяких шляется, – испепеляющий взгляд на сосредоточенно жующего друга, – дармоедов неблагодарных!

– Катись уже! – подытоживает его пламенную речь Карасик.

– Эх, до чего же черствые попадаются иногда людишки –  ничем их не проймешь! – раздается из коридора.

– Юра, вы поступаете не…, – начинает Муза, но Карасик призывает ее к молчанию, подняв указательный палец и выразительно кивая на дверь.

– Ну, ты идешь? – заглядывает в кухню недовольный Никита. – Или мне самому чемодан тащить?

Юра подмигивает девушке, обреченно встает из-за стола и, запихнув в рот последнюю оладью, направляется к двери.

– До свиданья, Муза!

«Триш Миджиста полюбила нового русского! Мегастар не долго убивалась по российскому олигарху Владу Миркулову. Нам стало известно, что она очень быстро нашла утешения в объятьях знаменитого телеведущего Артема Сатьянова. Примечательно, что Сатьянов был ведущим того злополучного корпоратива «Чернозлата», а еще интереснее, что именно Миджиста настояла на его участии…» (Ежедневнник «Glow Balls»)

«Исследователи находят много общего в знаниях Востока и Запада. Мировые астрология, математика и алхимия во многом основаны на принципах учения Гермеса Трисмегиста. Алхимия, как и астрология, делится на внешнюю и внутреннюю. Но даже алхимик внешней школы использует реторты и вещества только внешне. На самом деле процесс приготовления вещества – это, прежде всего Наблюдение. На Западе больше увлеклись внешней алхимией и внешней астрологией. На Востоке предпочтение осталось за внутренними системами. Современные тайные знания представляют собой смесь различных ответвлений герметического учения. Во времена крестовых походов рыцари-тамплиеры, повторно привезли его в Европу. Так сформировались тайные общества Запада…» (Славянский журнал «RAЯ»)

Другие главы:

Глава 5 «Артем» — >

< — Глава 3 «Лада»