.

Роман Хангел “ТеперьТыДракон”

Глава 36 «Друг»

Если друг оказался вдруг…
Лучше всех, ведь на то он и друг.

– Прополоскался? – Карсик сидит на причале, свесив ноги.

– Да, – Никита вылез из воды и сел рядом. – Как она?

– Нормально, Лада ее спать повела. Кит, я понимаю, как тебе тяжело, но…, – Юрка умолк, пытаясь подобрать нужные слова. – Я ведь все время думаю, почему ты? Почему из всех, кто хотел этого, ждал, готовился… Именно ты, кому до этого вообще нет дела? И, знаешь, я понял…

– Рожденный ползать, летать не станет, – произнес Никита, пытаясь совладать с подкатившей к горлу горечью. – Ты это хочешь сказать? Не надо, я не такой тупой, каким кажусь. Догадался.

– Слушай, Кит. Ты можешь сколько угодно убеждать себя и других в том, что ты такой, как о тебе, думают и даже еще хуже. Да-да, не хмыкай. Думаешь, я не вижу, как ты проделываешь это всякий раз, как тебя обижают? Мол, ах вы так? Вот вам! Думаете, я плохой? Да я в квадрате плохой! В кубе! В шестнадцатой степени!

– Ты слишком высокого мнения о моих математических спо….

– Не начинай! – взвился Юрка. – Мне то не надо рассказывать! Я, может, лучше всех знаю, каким ты можешь быть …удаком. И вот, что я тебе скажу – это не имеет абсолютно никакого значения. Понимаешь?! – голос сорвался, и Никита, вдруг как-то очень остро ощутил, что друг говорит не просто так, не для того, чтобы утешить. – Никакого значения, – повторил Карасик чуть спокойнее. – С той самой драки в пятом классе. И можешь хохмить, сколько хочешь. Мне без разницы, понял?! Потому, что я видел! Видел, как ты летаешь!

Вдруг повисла такая звенящая тишина, что стало как-то очень неловко…. и радостно.

– Не плачь, Карасик, – толкнув плечом поникшего друга, тихо произнес Никита, когда сумел, наконец, протолкнуть вниз застрявший в горле ком. – Я тебя тоже люблю, – ком упал куда-то в желудок и распустился, как чайная хризантема, там стало так тепло и щекотно, и легко, что просто невозможно было удержаться. – Давай поженимся, – добавил он так проникновенно, как только мог, но тут же испортил весь эффект, совершенно неромантично хрюкнув.

– Придурок! – с чувством произнес Карасик и тоже прыснул, хорошенько двинув уже захлебывающегося от смеха друга в бок.

«гонижеланиезакрытьсяотовсех»

–          Спишь? – осторожно спросил Никита, заглядывая в Мусину спальню.

–          Нет.

–          Можно к тебе?

–          Заходи.

–          Слушай, я тут подумал… В общем это… Ты прости меня, пожалуйста.

–          За что?

–          Ну, за то, что не знаю… Не знаю, как быть  этим твоим Всадником… Белым.

–          Тебе и не надо.

–          Да, я понимаю… Я не про то… Не то, чтобы для тебя… Мне тоже… Важно…

– Тебе не надо быть Белым Всадником, Никита. Ты не он. Ты это ты. Такой, как есть.

– Знаешь, я ведь всегда боялся… не оправдать чьих-то надежд. Сначала родителей, потом девушек, потом своих… Со своими было совсем тяжело… Я думал, что если сделать так, что от тебя уже и ждать ничего не будут, то станет легче – что не сделаешь, все… нормально. Ну, вот такой я. Хотите – принимайте, не  хотите – отвалите. Я ведь в детстве думал, что все могу, что я… особенный. Вот попал дед в больницу, а я найду  волшебный цветок, загадаю желание, и он выздоровеет… Но оказалось, что это все сказки… И никакой я не особенный.

– Забавно,  я в сказки не верила никогда. Слушала про всех этих витязей, кощеев, волшебство… Интересно, конечно, но это же так – истории. А потом оказалось, что все правда. И ты не потому влюбилась, что  он твой единственный, самый лучший на свете, а потому, что так нужно было. Потому, что дар у тебя, волшебство. Только вот сделать ты с ним ничего не можешь. Ты просто… лампа. Нужно – включат, не нужно – выключат. А как же счастливой быть, если ты лампа?  Вроде как и не человек даже… Зачем тебе счастье? Свети!

Какое-то время они молча сидели в темноте, думая каждый о своем, не зная, что еще сказать. Что тут скажешь? Разве что правду…

– Ты прости, что я в тебя уцепилась, – тихо произнесла Муза. – Я же видела, как боишься, кого-то на плечи взвалить, но мне тогда так страшно было, так пусто… А тут вы с Юрой – рыцарь и верный оруженосец. Никогда не верила, а тут… Во всем ты, Никита, прав. Никакой ты не дракон. Человек! Который просто хочет счастья, а не мир спасать. Только знаешь, как ты не боялся, а мои надежды оправдал. И не думал спасать, а спас. И даже если ты…, – она на мгновение умолкла, – перетрахаешь всех ведьм в округе, а потом еще и кощеев всех, для меня ты все равно будешь самым лучшим из всех. Белым, черным, серым! Хоть в крапинку! Не надо больше тебе ничего оправдывать! И пусть я только жалкая перегоревшая лампа, но мне с тобой светло!

Хорошо, что про “светло” она все-таки образно выразилась, потому что прийти утешать девушку и начать лить слезы в темноте – это одно, а вот делать тоже самое на свету – совсем другое.

Сегодня, когда узнал о нападении на кортеж Миркулова, так страшно стало – ведь это ж все из-за меня. Из-за того, что кто-то верит в весь этот бред с драконом. Кто-то верит и палит огнем ни в чем не повинных людей. Которых я люблю. А я ничего не могу сделать, потому что боюсь! Боюсь поверить… что особенный! Что могу! А они не боятся и палят огнем! И Лада вот не испугалась – откуда-то же взялась там вода! Но знаете, мне больше не страшно… И если я не псих среди психов, а действительно этот гребаный Возрожденный Змей, так тому и быть… И  все равно хочу быть счастливым, рвать вашу! Я принимаю эту силу! Я дракон!!!

«… и если 180 миллионов жителей Земли осознают это, транснациональная элита навсегда утратит свою власть. Ведь когда человек находится в гармонии со Вселенной, его невозможно победить! Наша Сила, наш Дар – Жизнь в Любви! В этом смысл!  И это самое простое, и самое сложное одновременно. Что бы вы не делали, где бы не находились в данный момент, подумайте о том, что наполняет ваше сердце радостью и ступайте туда, куда зовет вас песня вашего сердца!»  (Интернет-издание «KARASHOW»)

Другие главы:

Глава  37 «Ночь» — >

< — Глава  35 «Майя»