.

Роман Хангел «ТеперьТыДракон»

Глава  31 «Еще бы чуть-чуть и…»

Да, в спальне нет запретов, но зачем же
Кинжал вам? Ужас! Ужасужасужас!!!

Россия. Москва

— Ну, кто там еще? – недовольно проворчал Никита, открывая дверь. – Милана! Что ты тут…?

Мощный удар в челюсть прервал его на полуслове и отправил в недальний полет вдоль по коридору.

— Привет, милый, — бестия в сопровождении двух мордоворотов  шагнула через порог, и свет погас…

В голове гудело… Через некоторое время в неясном гуле обозначились голоса…

— Что ты задумала, Милана? Его нужно немедленно везти в Клан.

— И что тогда? Эта бездарность получит силу, о которой можно только мечтать, просто потому, что внучка Веры? Хочешь всю оставшуюся жизнь ползать на брюхе перед этой рыжей сучкой?

Никита постепенно приходил в себя, словно выныривал из темного омута. Еще не совсем понимая, что происходит, он все же сообразил, что лучше пока не привлекать к себе внимания.

—          Но…

— Не мешай мне, Олег. Тебе ли не знать, что бывает с теми, кто встает у меня на пути. — Никита попытался незаметно пошевелиться, — О, наш змееныш, кажется, очухался.

«Не получилось!»

Он открыл глаза и огляделся — совершенно голый лежит на полу в позе звезды, привязанный за руки и за ноги. Над ним, уперев руки в крутые бедра,  стоит Милана. Тоже голая!

«Ох, у нее и грудь! В таком ракурсе вобще…»

— Нравится? – ухмыльнулась ведьма и любовно огладила свои выдающиеся формы. – Я сразу заметила, что ты ценитель.

Несмотря на неоднозначность ситуации Никита почувствовал, что возбуждается – тело у ведьмы было роскошное. Плавным движением она опустилась на пол между его ногами и по-кошачьи потянулась. Упругая грудь коснулась его кожи. Нежные пальчики игриво пробежались по внутренней поверхности бедра и принялись распалять его…

«Стоп! Так просто ты меня не сделаешь, стерва! Дважды два четыре, трижды три девять… семью семь… О, черт!»

— Если будешь хорошим мальчиком, — она запустила пальцы в курчавые волосы и стала медленно опускаться вниз, чувствуя, как все под ее рукой набухает и расправляется, — удовольствие получим мы оба.

«Ты меня развяжи только! Такое удовольствие получишь!»

Он снова попытался подумать о чем-нибудь… о чем-нибудь нейтральном, но ее прикосновения не давали мозгу никаких шансов получить долгожданную порцию кислорода. Его кровь – тоже ведь жидкость — предательски устремлялась туда, куда призывала ее озерная ведьма.

—          А ты горячий, — промурлыкала она, переходя к более решительным действиям.

Он попытался сконцентрироваться на… Но прикосновения языка лишили его даже тех минимальных шансов, которые у него еще были.

—          И сладкий, — нехотя отрываясь от него, произнесла Милана.

Он воспользовался передышкой, чтобы переключиться на… и тут она обхватила его губами и стала медленно спускаться вниз, пока не зарылась носом в его давно ставшие влажными волосы.

Вдох… Выдох… Вдох… Выдох…

— Любишь быть сверху? – с трудом выдавил он из себя, чтобы хоть как-то отвлечь ее. Но ведьма, явно не спешила выпустить его из плотного кольца своих губ.

«Скукааааааа!!!»

Очень медленно Милана подняла голову и, только лизнув его напоследок, произнесла:

— Я всегда сверху, — отбросив с глаз непослушную прядь, улыбнулась ведьма.

— Зря, — хмыкнул Никита. – Тебе бы понравилось подо мной. Уверен, что сумел бы тебя удивить.

— Да, возможно, — мечтательно проворковала она, поднявшись и переступив ногами так, чтобы он оказался между ними.

— Так может, отвяжешь меня и поиграем? – спросил он, когда она стала опускаться на него.

— В другой раз, красавчик, — ухмыльнулась Милана и, нагнувшись, поцеловала его.

Вдруг стало легко! И чего он ерепенится? Красивая горячая баба хочет поактивничать. Что ж тут плохого? Его вдруг накрыло волной бесшабашного веселья.

— Давай, ведьма! Оседлай свое помело! – заорал он. прежде чем расхохотаться.

— О, любишь поскабрезничать! – оскалилась Милана. – Мне нравится! – и, помогая себе рукой, насадила себя на него. – Хорош, — выдохнула она, наслаждаясь распирающими ощущениями внутри себя, — До чего же хорош! – она стала двигаться, сначала медленно, а потом все быстрее и быстрей. — Неудивительно, что Ладка передумала. Попробуй, слезь с такого насеста.

Никита уже едва слышал ее из-за грохочущей в ушах крови. Ее жаркий поток полностью подчинил его себе, властно унося к неизбежному…

Вдруг что-то грохнуло…

— Отдай мне свою силу, Змей! – отчаянно завопила ведьма, перекрывая шум несущегося в пропасть потока. – Отдай свой огонь!

Вверх взметнулась рука с ножом, но ему было уже не до этого! Он готов был вспыхнуть! Выплеснуться обжигающими струями! Разлететься брызгами ревущего пламени! И вдруг…

Что-то  пролетело над ним и ударилось в стену за миг до того, как он взорвался…

— Я смотрю, ты тут неплохо развлекаешься, — словно издалека донесся до него знакомый рокочущий голос. – Юра! Держи дам за дверью! Наш Казанова еще не совсем готов к приему.

«Миркулов! Ну, конечно же!

Все вдруг становится таким простым, словно и не пытались его только что зарезать, как жертвенного барашка.

— Влад, у тебя входит в привычку вмешиваться в мою личную жизнь. Но все равно спасибо.

— Не стоит благодарности, — ворчит Миркулов, освобождая мои руки и ноги. – Лучше оботрись и прикройся.

Сажусь и, растирая саднящие запястья, наблюдаю, как олигарх шарит по родительским шкафам.

— О! — в меня летит кусок какой-то ткани, по-моему, это скатерть. – Не тормози, — прикрикивает на меня Влад, направляясь к окну. – Ты же не хочешь, чтобы девчонки застали тебя в таком непотребном виде. Еще нет! – орет он через плечо и распахивает раму. – Потерпите еще пару минут, а то тут дышать нечем от… соков страсти. Эй, подруга, ты лучше лежи тихонько, — обращается он к шевельнувшейся у стены Милане. – Юра! Можешь запускать фанаток!

—          Никита!

—          Жив!

—          Не дождетесь, — улыбаюсь я врывающимся в комнату подругам.

—          Чувак, ты плохо кончишь.

— Уже, — прыскает от окна Влад. – Может и плохо, конечно, зато обильно. Не парень, а фонтан!

—          Влад! – возмущенно вскрикивает Муся, зачем-то растирая мне плечи.

— А что? – не унимается развеселившийся олигарх. — Тут теперь целой бригадой стены не ототрешь.

— Да, — неожиданно поддерживает его Карасик, рассматривая выжженные на паркете линии многолучевой звезды. – Хорошо, еще, что твои все в отъезде. Я вот только одного не пойму. Ты, конечно, тот еще кобель, но знать, что тебя зарежут, как барана, и все равно…

— Это называется «Поцелуй русалки», — прерывает его Лада. – Простейшее заклинание, на время избавляющее человека от страха, стыда и сомнений.

— Ну, на нашего мальчика она только зря заклинание перевела, — хихикает  Карасик,  —  у него всего этого отродясь не было.

—          Стыда так точно! – поддакивает Влад

— Если б вы только знали, придурки, — блаженно улыбаюсь я,  — как же я вам рад.  Вас девочки, это не касается. – Муся на мгновение прекращает свой «спасательский» массаж. — Вас я видеть просто счастлив!

Не знаете, почему так бывает? Почему иногда так трудно сказать дорогим людям самое главное – КАК ТЫ ИХ ЛЮБИШЬ? До кома в горле, до жжения в глазах. Я смотрю на их расплывающиеся силуэты и… Ну, да! Вы все правильно поняли – я плачу. Плачу оттого, что мне невыносимо хорошо, что все они есть в моей жизни. Даже коварный олигарх и предательница-ведьма. Ну, подумаешь — сошлись за моей спиной. Первый раз что ли? И нечего строить из себя рыцаря печального образа. Сколько у меня было до нее? Сколько еще будет. А вот таких друзей…

— Похоже, и дальше откладывать визит к твоим сородичам больше не представляется возможным, — врывается в мои миротворческие размышления  голос Миркулова.

— Эту, — кивает олигарх на съежившуюся в углу Милану, — я придержу несколько дней, а там уже без разницы будет.

— Что ж, — присоединяюсь я к их импровизированному военному совету, – благодарю, орлы! Вы славно потрудились в этой освободительной кампании, а теперь…  Айда на воды!

— Тогу поправь, цезарь, — скалится Карасик, — катапульта выпала, — и все они начинают ржать, как кони.

По мне, так совершенно не остроумно, но я тоже начинаю ржать… как конь!  Скажи мне, кто твой друг…

Другие главы:

Глава 32 «Бести» — >

< — Глава 30 «Родник»