.

Роман Хангел “ТеперьТыДракон”

Глава 30 «Родник»

Из родника любви хочу напиться!
Но дружба тоже утешает. Правда?

Россия. Москва

–          Можно, Влад Михалыч?

–          Залезай, Ильич, – кивнул Миркулов своему начальнику охраны.

–          Разговор есть.

–          Валяй.

– Ты, Влад Михалыч, это…, – замялся Ильич, – можешь сердиться, конечно, но я тебе все равно скажу… Что ж ты делаешь, сукин сын?! – заорал он вдруг. – Опять в ж… без мыла лезешь?! Мало тебе прошлого раза показалось?! Не все кишки из себя вытянул?!

– Ты чего, Ильич?! – Миркулов никогда не видел хладнокровного Ильича в таком состоянии. Хотя нет, видел. Шесть лет назад…

– Ты, Влад, дурку не включай! – не унимался начальник охраны. – Думаешь, я не вижу, как ты на Ладу эту смотришь… Игоревну?! Рвать твою!

– Ну, и смотрю! – проревел в ответ олигарх, яростно впечатывая  кулак в спинку переднего кресла.  – Тебе  то, что?! Не слишком ли ты много на себя берешь, Ильич?!

– Ты на меня не рычи! – и не думал отступать тот. – Много беру?! А кто тебя из ошметков собирал?! В тот раз?! Забыл?!

–          Тот раз не этот, – буркнул Влад. – Все проехали.

Волна ярости опала так же быстро, как и поднялась. Обоим вдруг стало не ловко, за этот срыв.

–          И это ничего не значит, что она похожа, как…?

–          Не начинай.

–          И что пацана чуть на замоч…?

–          Ильич!

– А! – махнул рукой тот. – Хрен с тобой, Влад… Михалыч. Твоя жизнь, тебе и куролесить. – начальник охраны стал кряхтя выбираться из машины. – Прости, что полез…

–          Спасибо, Ильич, – сказал Миркулов.

–          Это за что же? – поинтересовался тот.

–          За то, что… – голос предательски дрогнул, – переживаешь.

–          А кому ж за тебя переживать еще, сирота казанская?

Это прозвучало так неуместно… трогательно, что Ильич смутился и тут же добавил совсем другим тоном:

– А Никитка то наш отчаянный, – кивнул он на украшавший скулу олигарха кровоподтек. – Вон как рожу тебе разукрасил.

–          Ну, и где он сейчас, – хмыкнул Миркулов, – отчаянный этот?

«принятьдарымиранепростовпечали»

– Привет, Кит? – в мраморный зал заглянул Хренов. – Как ты себя сегодня чувствуешь? Наверняка римским патрицием в этом помпезном образчике псевдоклассицизма!

– Так же как и выгляжу, – буркнул «патриций», но собрался и взял себя в руки.  –  Привет, Юрка. Муся, солнышко мое! – заулыбался он, увидев входящую за Карасиком девушку. – Заходите, чувствуйте себя, как…! В общем, как хотите, так и чувствуйте. Я в порядке. Если честно, даже рад, что это случилось. Пусть и с третьей попытки, но я от нее освободился, – Никита замолчал, словно прислушиваясь к внутренним ощущениям, – от Маргариты.

Вот это да! Как там было?

«страхвотьмелишьмиражнасвету»

– Кит! – у Юрки предательски защипало в глазах – впервые за столько лет друг произнес это имя! Произнес спокойно! –  Слушай, – перешел он на шутливый тон, чтобы хоть как-то скрыть переполнявшие его эмоции, – тебе нужно почаще пользоваться целительским даром, я бы даже сказал у-даром Миркулова. Похоже, это единственное, что может вправить твои иссушенные феном мозги.

– И не говори, Карасик, – улыбнулся Никита, услышав именно то, что хотел сказать друг. – Я и сам в шоке! Если б знал, что все окажется так просто, давно бы его спровоцировал. Но я рад, что даже ты из своей Силиконовой Долины  до этого додумался.

– Силикон у тебя в голове, при…

Так они могли препираться бесконечно, и это не имело абсолютно никакого значения. Муза молча переводила лучистый с одного на другого и думала о том, как же здорово, что в ее жизни появились эти двое. Такие глупые и невероятно разумные, логичные и непредсказуемые, иногда, как вот сейчас, например, невыносимые, но такие любимые и…. родные.

Они заменили ей утраченную в один миг семью и Любовь. Она вцепилась в них хваткой испуганного котенка, который даже не понимает, как больно ранят его острые коготки. А они терпели и утешали ее. Белый Всадник и его верный  оруженосец. Муза улыбнулась, подумав о Юре, как об оруженосце. Ведь он действительно вооружает своего бесшабашного друга знаниями, но часто именно он определяет, куда двигаться их маленькому отряду, к которому она…

– Хорошо, хорошо! –  прервал ее раздумья вопль Никиты. – Ты сегодня и умный, и красивый. Пользуйся моим бедственным положением! Я все равно рад тебя видеть. Особенно тебя, Муся. – улыбнулся он ей своей солнечной улыбкой, которую не могли испортить даже многочисленные кровоподтеки и ссадины, полученные им в результате вчерашнего «исцеления». – У меня к тебе просьба, не могла бы та на какое-то время пустить меня в городскую квартиру, а сама перебраться в Дом, здесь сейчас слишком… людно, а я хочу побыть один. Понимаю, что это доставит тебе некоторые неудобства… Ой, что-то я сегодня туплю. Вы же можете здесь остаться.

– Да, – хмыкнул Хренов, – хорошо тебя Миркулов приложал. Только вот что, мой, пришибленный друг, мы здесь были с тобой и без тебя нам здесь делать нечего.

– Никитка, это даже не обсуждается! – воскликнула Муся, подбегая к нему. – Я так благодарна, что ты приютил меня! И с удовольствием поживу в Доме. Это не неудобство, а подарок. Спасибо!

– Ой, и не обнимай меня так крепко, а то, к сломанным Миркуловым ребрам прибавится еще и прожженная Хреновым дырка.

– А что? Совсем неплохая идея, – съязвил Карасик. – Из тебя через нее хоть немного дури вытекло бы.

– Ребята, прекратите, – приструнила их Муся. – Если б вы только знали, как я вас обоих люблю!

–          А мы тебя как! – обнял девушку Никита.

– Ага, – подтвердил Юрка. – Только почему-то все проявления этой любви достаются исключительно нашему Аполлону, который нашел очередной способ продемонстрировать всем…

– Не правда, – стремительно подскочила к нему Муся и, не давая закончить фразу, звонко чмокнула в щеку. – Тебя я люблю ничуть не меньше! Просто Никитка сейчас…

– Убогонький? – закончил за нее уже гораздо более довольный жизнью Юрка. – Так это его обычное состояние.

– Я тебя тоже люблю, Карасик,  – скривился Никита. – И хоть ты этого совершенно не заслуживаешь, у меня просьба к тебе, – в зеленых глазах плясали веселые искры. –   Оторвись, пожалуйста, от своих выделенок и составь Мусе компанию в Доме. Там тоже много интересного – лес, воздух, озеро… Романтика!

Никита в полной мере насладился смущением друзей, которые старательно не смотрели друг на друга.

– Муся, ты не стесняйся, я же знаю, как тебе там нравится. Но одной там жить тревожно, не город все-таки и мне будет спокойнее, если рядом с тобой будет… настоящий мужчина, – Карасик хотел, что-то сказать, но к горлу подкатил комок и… он промолчал.

«Ух, какой же я все-таки! – «скромно» подумал Никита, радостно глядя на своего распираемого чувствами лучшего друга и белокурого ангелочка рядом с ним. – Змей-искуситель!»

«Международным лицом нового аромата «Искуситель» от «Harmo» стал знаменитый российский телеведущий Артем Сатьянов, который по словам президента компании  «Harmo Inc» Дино Бруера  является «олицетворением мужчины, харизме которого невозможно противостоять…» (Выпуск новостей. «Наш» канал)

После разговора с Никитой она почувствовала себя совершенно разбитой. О том, чтобы оставаться в Санатории и речи быть не могло, и она попросила водителя Миркулова Глеба отвезти ее домой. До обеда еще как-то держалась, а к вечеру совсем раскисла. Муся порывалась приехать, но она сказала, что ей нужно побыть одной…

Звонок в дверь. Открывает – на пороге стоит Глеб с огромной канистрой воды и картонной коробкой.

–          Здравствуйте Лада Игоревна, вот шеф просил вам передать.

–          Что это?

– Вода из Иорданского источника, – водитель легко перенес через порог канистру и протянул девушке коробку. – И вот еще это. Владислав Михайлович просил передать, что пока тот другой кувшин не найдется, может вам этот подойдет.

–          Передайте ему от меня… огромное спасибо. До свиданья, Глеб.

–          До свиданья, Лада Игоревна, – произнес тот, пятясь к выходу.

Он вышел на лестничную площадку и уже направился к лифту, но вдруг остановился.

– Лада Игоревна, – обернулся водитель, – вы простите меня, пожалуйста. Это, конечно, не мое дело. Но, может, вы сами ему это… спасибо скажите. Шеф… Владислав Михалыч он хороший мужик, Лада Игоревна, настоящий. А то, что норовистый, так куда ж нашему брату без этого? Вы не смотрите, что он, как камень… Он вас… Только сказать…, – последние слова дались  ему особенно тяжело и он умолк.

– Спасибо, Глеб, – тихо сказала Лада, – я очень благодарна Владу…Владиславу Михайловичу, но сейчас очень плохо себя чувствую и не могу выйти.

Она закрыла дверь, и это простое движение почему-то отобрало остаток сил. Она так ярко «увидила»: вот он, стоит на лестничной клетке. Такой большой и такой неуместный здесь. И ей не надо бы даже думать о нем, но… Ничего ведь не случилось. Просто хамоватый олигарх Миркулов отправил в Киев самолет, а потом самолично привез ей воды из Иорданского источника. А она ведь не просила даже…

Через какое-то время она поняла, что все еще стоит, привалившись спиной к входной двери, и прижимает к груди коробку с Его подарком. Сдвинуться с места сил не было. Совершенно. Просто, чтобы сделать хоть что-нибудь она  открыла коробку и увидела лежащий в декоративной древесной стружке…

Иорданский Ковш – артефакт Озерной Девы найден!

Как он умудрился достать его?! Когда?! А она даже не позвала его подняться! Неблагодарная! Неужели так трудно было проявить хоть немного уважения? Ничего ведь не случилось бы… Просто, пригласила бы его на чашку чая. Из благодарности… Просто.. Кого ты пытаешься обмануть?! На чашку чая! Со всеми вытекающими последствиями!!! Сучка! Нимфоманнка! Ведь ты же с первой встречи поняла – захочет, и ты все сделаешь. Все! Позовет, и пойдешь за ним хоть в рай, хоть в ад. Даже не поняла, просто знала. Всегда знала…

… потому что в бездонных глазах Разрушителя не было для нее спасения, но и без них его уже тоже не было…»

«Триш Миджиста: В России с любовью. Она остается! Суперзвезда объявила о своем решении остаться в нашей стране на некоторое время. Пусть в ходе мирового турне это решение скорее символично, но все же приятно. В беседе с нашим корреспондентом лучащаяся счастьем дива не стала отрицать, что причиной этого потрясшего мировую общественность события, возможно, является ее стремительно развивающийся роман с известным российским телеведущим Артемом Сатьяновым. Читайте эксклюзивное интервью с Триш Миджистой  в нашем следующем номере!» («Единая газета»)

Другие главы:

Глава  31 «Еще бы чуть-чуть и…» — >

< — Глава 29 «И снова треугольник»