.

Роман Хангел “ТеперьТыДракон”

Глава 29 «И снова треугольник»

Зачем ты так?! Иди! Люби его!
Зачем же ты меня «нелюбишь»?! Душно…

Россия. Подмосковье

Влад чувствовал себя полным кретином – намокнув, ткань шорт стала практически прозрачной и так плотно облепила, что он чувствовал себя более голым, чем стоящая перед ним в чем мать родила Лада, которой смущение, судя по всему, было генетически не доступно.

Девушка стояла на берегу, широко расставив стройные ноги, и Миркулов злился на себя еще больше, понимая, что его взгляд все время возвращается к ее прелестям. Закинув руки за голову, она без стеснения рассматривала его, и под этим, казалось, откровенно оценивающим взглядом Влад с трудом сдерживал желание прикрыться. Но сама возможность прикоснуться к себе перед этой высокомерной красоткой казалась ему еще более абсурдной, чем стоять перед ней в прилипших к телу практически прозрачных шортах.

А Лада думала о том, что если даже после холодной воды все выглядит таким огромным, каково же это будет в возбужденном состоянии? Она и представить себе не могла, что матерый хищник, которым с первого взгляда представился ей Миркулов, будет так трогательно смущаться своей наготы. Которая, по мнению Лады, заставила бы любую из женщин, да и некоторых мужчин тоже потерять покой и сон.

Олигарх был воплощением гипертрофированной мужественности. Высокий, темноволосый, с перекатывающимися под смуглой кожей мощными мышцами. Впечатляющие рельефы груди и живота не могла скрыть даже покрывающая их густая растительность, резко сужающимся клином этот «кобылий лужок» сбегал по мускулистому животу и терялся в отчетливо просвечивающих через мокрую ткань курчавых зарослях, манящих ее и одновременно пугающих, своей звериной мужественностью.

Все это в сочетании с мощными руками и длинными сильными ногами, дополнялось такими весомыми достоинствами, что известный анекдот про быка и тореадора в данном случае терял всякий смысл. Это не говоря уже о пронзительно-синих глазах, один взгляд которых, заставлял учащенно биться ее сердце. Но обладатель всех этих сокровищ, видимо, не только не осознавал своей убийственной привлекательности, а откровенно смущался. И даже пошел купаться в трусах, чем изрядно позабавил Ладу, получившую от Никиты ревнивое предупреждение о том, что хозяин дома – любитель поплавать голышом.

Правда, приходилось признавать, и огорчил немного, она сознательно пошла купаться в озере, с тайным намерением рассмотреть красавца разрушителя во всех волнующих деталях.

Волнующих!

Привыкнув быть честной с самой собой, Лада вынуждена была признать, что Влад Миркулов кажется ей невероятно сексуальным. Реакция организма не заставила себя ждать и, чтобы скрыть начинающие твердеть под жаркими взглядами Миркулова соски, она был вынуждена стремительно броситься в воду.

Когда через некоторое время она вышел из воды, Миркулов уже натягивал штаны, которые, по всей видимости, отжал, пока она плавала.

«Похоже, я все-таки пропустила полную обнаженку», – мысленно усмехнулась Лада и побежала вдоль воды, чтобы быстрее обсохнуть.

«Сучка, – подумал Влад, глядя ей вслед, – а ведь вчера еще хромала. Ведьма, она с любой стороны ведьма. Но за такую попочку можно и не такое простить».

Он следил за движением упругих ягодиц бегущей девушки, а затем, когда она повернулась назад, за подпрыгиванием ее роскошного бюста и думал, что больше всего на свете ему хочется узнать, каково это – заниматься сексом с бестией…

– И что, по-твоему, ты делаешь, Влад? – раздался за спиной звенящий от гнева голос Никиты.

«Только тебя еще здесь не доставало, – подумал Влад. – Судя по тону, мальчик, ты нарываешься на хорошую взбучку. Что ж, не вижу причин отказывать».

–          А на что похоже? – не оборачиваясь, ехидно спросил он.

Стены запретного отсека дрожали от напора  готовой вырваться из него гремучей смеси ненависти, обиды и боли…

– На то, что ты снова, – голос Никиты предательски дрогнул, – клеишься к моей девушке.

– Не знал, что она твоя, – ухмыльнулся Влад. – По ее танцам этого не было заметно, – он обернулся и с вызовом взглянул в полыхающие огнем «драконьи» глаза Желанина. –  А если даже и так. С каких это пор тебя смущает, что твоя девчонка хочет не только тебя?

Жгучая кислота, столько лет разъедавшая Никиту изнутри брызнула из всех щелей, но броня отсека еще держалась…

– Ничего не поделаешь, – продолжал Влад, –  нам с тобой не только одни девушки нравятся, но и мы, похоже, одних и тех же заводим. Может потому, что похожи, как две капли воды, – глумливо произнес Миркулов за мгновение до того, как ядовитая смесь выплеснулась из запретного отсека Никитиной памяти и взорвалась, столкнувшись с бушеующим в нем сейчас огнем. – И не жги меня взглядом, братец, кишка тонка во мне дырки делать.

– Мне не впервой, – оскалился Никита и прыгнул…

Ярость разрушителя вскипела в миг! Влад даже не понял, как рванул вперед. Они сшиблись в воздухе и покатились по земле. Миркулов был гораздо тяжелее, но сейчас это не имело никакого значения. По земле, рыча и воя, катался клубок из двух берсерков.

– Прекратите! – истошно закричала бегущая к ним Муза. – Хватииииииииииии….!!! – ее голос взвился до небес.

Противников вдруг оторвало друг от друга и раскидало на  несколько метров…

С трудом открыв глаза, вернее один глаз, второй уже не открывался от вздувшегося кровоподтека, Никита понял, что лежит на спине, с трудом пытаясь протолкнуть в отбитые легкие  хоть немного воздуха, который, казалось загустел вокруг него, не позволяя даже шевельнуться.

«Похоже, я еще и головой приложился», – успел подумать он перед тем, как все исчезло…

«неяростьсиламужауверенность»

– Что ж ты делаешь, мразь! – орал Хренов. – Я ж тебя предупреждал! С ним нельзя так! Они ж больные оба! Я же тебя просил, я же объяснял тебе, что эта сука с ними сделала, – по искаженному яростью Юркиному лицу катились слезы. – Он же ее из себя пять лет каленым железом выжигал! Я думал ты ему поможешь, а ты… Сука! Рвань! Такая же, как она!

– Прекрати!!! – закричала Лада. – Хватит истерить! Я никому, ничего не обещала! Обетов никому не давала! Я его втянула в это. Сожалею! Но его бы и без меня нашли, ты хоть это понимаешь? Без меня! Но я стараюсь помочь. Это все. Все! Никаких соплей.

Юрке вдруг стало легко. Холодно, гадко, но легко! Душащая ярость уступила место холодной  злости.

– Я тебя уничтожу, ведьма, – сквозь зубы процедил он. – Если ты еще раз хоть зыркнешь в его сторону своими зенками гребаными, если хоть раз еще игрища свои начнешь, я тебя урою.

– Юра!  – хватая его за руку, воскликнула Муза. – Что ты говоришь такое?!

– Насра…, что там ты можешь, – впервые не обратил на нее никакого внимания тот. – Я если надо, всю воду вокруг тебя выпарю в радиусе километра, но я тебя достану… Тварь!

Выплюнув последнее слово, он спокойно развернулся и пошел прочь. Муся хотела было бежать за ним, но, взглянув на белое, как мел, лицо Лады бросилась к ней.

– Ладочка, не сердись на него, пожалуйста, – сказала она, обнимая подругу, которую била мелкая дрожь. – Он сам не понимает, что говорит. За Никиту очень испугался.

Музино участие, словно лишило Ладу стержня, на котором она держалась все это время. Ее ноги подогнулись и, если бы не Муся, она просто рухнула бы на землю. А так сползла к ногам подруги, спрятала лицо в руках и зарыдала.

– Он прав, он прав,  – расслышала Муза между всхлипами, – Я чудовище. Чудовище!

– Послушай, – нежно произнесла Муза, опускаясь на землю рядом с ней и обнимая за трясущиеся плечи. – Все мы иногда совершаем поступки, причин которых не понимаем и за которые нам стыдно. Ты сожалеешь и в  следующий раз так не поступишь. Этого вполне достаточно, перестань казнить себя. В конце концов, сердцу то не прикажешь…

– Какому сердцу, Мусенька! – завыла прижавшаяся к ней Лада. – Я хочу его, как кошка мартовская. Да за что же мне это все, господи?! – снова затряслась она в рыданиях.

– Тоже бывает, – еще крепче обняла та подругу. – А кого из них хоть?

–  Разрушителя этого проклятого! – выкрикнула Лада и снова захлебнулась рыданиями.

«несбываетсячтосчастьяненесет»

– А ну ложись! – прикрикнул на него дед Егорка. – Здесь моя вотчина, а не Михалыча. Так что нечо чудилом тут телепать! – и хлестнул Никиту полотенцем по распаренному достоинству. – Гордость свою сам знашь, куда засунь! Ложися, кому говорю!

Оказывается, он уже несколько часов «отмокает» в роскошной мраморной ванне Миркуловской Купальни. Собственно только это обстоятельство и заставило его минуту назад выскочить из воды – ничего Миркуловского ему не нужно! – потому что, собственное тело, так безжалостно вырванное им из нежных объятий воды, тут же взорвалось болью. Болело у него все! Столкновение с бронепоездом просто так не проходит…

– Ложися, Никитка, – старик перешел на увещевательный тон. – Водица целебная тебя вмиг на ноги поставит. Захочешь бежать, побежишь. Тока полежи еще маленько.

– Тошно мне, дедушка,  – с горечью выдохнул парень, послушно укладываясь в ванну.

– Еще бы! – хмыкнул старичок. – Ты зачем на Михалыча попер? Горяч ты, Никита. Хоть и вымахал бугай, а в голове, как было пусто, так и осталось. Все в корень пошло!

– А чего он мою…? – как-то очень по детски возмутился «бугай».

– Зазнобу обхаживает? – закончил за него Дед Егорка. – Так оно дело молодое, свободное. И не твоя она вовсе.

–          Моя!

–          Нет, – жестко произнес старик. – Другую найдешь!

– Да ты…! – взвился было Никита, но банщик с какой-то невероятной  легкостью уложил его обратно.

– А ну лежи тихо, – шикнул он. – И срам прикрой, – в воду полетело полотенце, – щас хозяйка молодая придет.

–          Кто придет? – не понял парень, пристраивая все же полотенце на бедрах.

– Конь в пальто, – хохотнул дед Егорка. – Лежи, говорю. Мне еще сходить кой-куда надо.

Сказав это, он быстренько выбежал из мраморного зала Купальни.

«Мраморный зал, мля! Ты б, Миркулов, себе еще унитаз золотой поставил! Хотя, может, это уже не круто? А вот купальня из Родосского мрамора это да! Это по-нашему, по-царски! Рвать твою!»

– Впустишь? – раздался от двери голос Лады.

– С каких пор тебе важно мое мнение…- буркнул Никита и, вспомнив странную фразу старика, едко добавил, – молодая хозяйка?

– Зачем ты так? – дернувшись, словно от удара, произнесла девушка. – Мне и без этого тяжело.

– А зачем ты со мной так?! – взорвался Никита, но быстро взял себя в руки, резкая боль в боку этому очень поспособствовала. – Слушай, уходи. Я не знаю, что ты там решила мне сказать. Мне это не нужно. Понимаешь? Мне теперь от тебя ничего не нужно. Считай, что выполнила свой гражданский долг – поспособствовала возрождению дракона.  Можешь снова считать себя порядочной женщиной. Уходи, – добавил он, понимая, что его снова начинает накрывать волна ярости.

–          Мне важно, чтобы ты понял, – произнесла Лада, подходя ближе, – я сама не по…

– Что понял? Что ты хочешь его? Так я уже и так понял. Живите долго и счастливо! Только прошу, избавьте меня от подробностей. Или тебе тоже нужны мы оба?! Один не удовлетворяет?!

Звук пощечины несколько раз отразился от стен и потолка.

Родосский мрамор, мля!

–          Прекрати! – закричала Лада.

– Прекрати… Прекрати… Прекрати, – повторило за ней эхо.

–          Я не виновата…

–          Виновата… Виновата… Виновата…

–          …в том, что она с вами сделала!

–          Сделала… Сделала…Сделала…

– Ты виновата в том, – глухо прорычал Никита, лишая эхо возможности потешиться, – что сделала ты. Убирайся.

– Я не буду с ним, – сказала она, – и никогда не была. Это… Это… Я не знаю, что это было!  Минутная слабость.

–          Мне все равно!!!

–          Равно… Равно… Равно…

«светсолнцавызываетяростьтьмы»

Волна ярости вскипела мгновенно! Смывая буквы на экране телефона, поднялась изнутри и захлестнула целиком. Скрутила внутренности в тугой жгут и стянула легкие так, что попадающего в них воздуха едва хватало на то, чтобы не упасть. Ему хотелось крушить и рвать на части! Ему хотелось освободиться! И если для этого придется взорвать мир, он готов был сделать это. Гори все огнем! Ему хотелось только освободиться от этих маленьких цепких ручек с острыми коготками, которые вцепились в него и не давали дышать, не давали жить… У него было только одно желание – оторвать от себя эту присосавшуюся к нему тварь! Пусть с кусками собственной плоти! Только бы освободиться! Только бы снова вздохнуть свободно!

Он метался по квартире и не находил себе места. В кратких перерывах между накатывающими изнутри одна за другой волнами ярости, какая-то часть его сознания недоумевала по поводу того, как несчастная смс-ка, могла вызвать у него такую реакцию… Тварь! Мало ей того, что вся его жизнь так долго и кропотливо выстраиваемая свелась вдруг к ненавистному им прозябанию! Он погряз в соплях и слюнях! Он забыл, кто он на самом деле! Он стал банальным обывателем, который спешит с работы домой, чтобы проглотить приготовленные женой котлеты и завалиться на диван. Когда с ним случилось это? Когда его жизнь превратилась в приторный сироп, в котором он увязал, как жалкая муха. Сука! Как же он ее ненавидит!

Стоп! Он же любит ее! Как можно ненавидеть ангела? Он только с ней понял, что значить быть жив… Мразь! Как же она его опутала! Оплела своим ядовитыми щупальцами и высосала досуха. Почти! Но он еще жив! Он еще…

Звонок телефона каким-то образом прорвался даже сквозь рев бушующего в нем шторма. Она?! Сейчас ты все узнаешь о себе, су… Незнакомый номер…

– Алло.

Неужели этот скрежет и есть его голос?

– Hi! Do you remember me?

Спокойствие. Его обволакивает спокойствие.

– Help me! Please!

Она приедет и спасет его. У него больше нет сил.

– I’ll come in ten minuets.

«Первое свидание Миджисты и Сатьянова! Полный фотоотчет! Не пропустите! Это было горячо!» (газета «Лимонка»)

«Химеры взывают о помощи! Несмотря на проведенную несколько лет назад реставрацию бетонные скульптуры знаменитого творения Владислава Городецкого снова находятся в плачевном состоянии. Напомним, что после скандала с развалившейся на части скульптурой «Парящей Лыбиди» в 2010 году Дом с химерами одним из первых попал в список памятников, нуждающихся в восстановлении. Ремонт был проведен. Именно тогда в расколовшемся надвое крокодиле-«исполнителе желаний», который залег у входа в президентскую резиденцию, был обнаружен старинный серебряный ковш.  Может, сильные мира просто ждут, пока можно будет покопаться «во чреве» других скульптур легендарного дома-загадки?» (Газета «Ведомости по-киевски»)

Другие главы:

Глава 30 «Родник» — >

< — Глава 28 «Ковш»