.

Роман Хангел “ТеперьТыДракон”

Глава 26 «Движенье-жизнь»

Пусть не любовь, но жизнь-движенье.
Вливайся же в поток, лежачий камень.

Год назад. Россия. Москва

– Здрасьте, я Настя! – поздоровалась девушка, с интересом разглядывая своего нынешнего работодателя. – Ваша новая массажистка.

– Здравствуйте, Настя. Меня зовут Влад. Я ваша новая работа, – улыбнулся работодатель, и она как-то сразу почувствовала, что с ним будет легко. Мало того, что красавец-олигарх был брюнетом, так еще и глаза синие. Ой, держись девонька!

– Начнем, если вы не против, – предложила массажистка и, дождавшись утвердительного кивка Миркулова, медленно потянула на себя простыню, сантиметр за сантиметром обнажая его большое тело. Наличие белых боксеров Настю несколько разочаровало, но она подумала, что это легко исправимо и, аккуратно сложив простыню, продолжила осмотр красавца-олигарха.

– Вы в хорошей форме, Влад, – оценив широченные плечи, хоть и несколько оплывшие, но весьма впечатляющие. – С вами будет приятно работать.

– Спасибо, – грустно улыбнулся несколько смущенный ее пристальным осмотром Миркулов. – К сожалению, эта форма пока может находиться исключительно в горизонтальном положении.

– Это поправимо. Надеюсь, вы не против массажного масла, потому что иначе массировать ваше мужественное тело будет несколько затруднительно.

– Да, волосатость у меня повышенная, – еще больше смутился олигарх.

– Уверена, ваши подруги от этого в восторге, – успокоила его массажистка. – Тем более, все у вас именно там, где нужно, – сверкнула она глазами. – Просто понадобится немного больше масла. Надеюсь, вы не будете сильно переживать по поводу простыней и трусов.

– Думаю, я могу себе позволить использовать их  как одноразовые.

– Тогда приступим. Давайте перевернемся на живот.

Влад с удивлением отметил то, с какой легкостью девушка перевернул  его сто с лишним килограмм.

Хорошо размяв мощную спину олигарха, Настя приступила к ногам. Самое интересное она приберегла на последок.

–          Скажите, Влад, вы очень стеснительный?

–          Вроде бы нет, а что?

– Просто как я не старалась, ваши трусы все равно уже в масле. Не знаю, как вы, а я не переношу на себе жирную ткань. Если вы не особо стеснительны, я бы предложила вам их снять. Да и мне тогда будет гораздо удобнее массировать ваши ягодицы.

– Тогда… давайте их снимем, – с некоторой запинкой согласился Миркулов и снова удивился легкости, с которой стройная массажистка приподняла его бедра и стащила с него трусы.

Между волосатых бедер качнулось тяжеловесно и волнующе. Настя не удержалась и присвистнула.

– Простите мою несдержанность, Влад, но у вас самые большие причендалы, из всех, что я в жизни видела.

–          Это не всегда комфортно, – смущенно пробубнил Влад.

– Ну, вы не похожи на любителя слишком узких джинсов, а некоторые неудобства, по-моему, с лихвой окупаются женскими восторгами. Разве нет? Думаю, и все остальное у вас подстать.

Все это время она интенсивно мяла волосатые ягодицы олигарха, стараясь не думать о том, что и зад у него самый аппетитный из всех, что ей попадались. Правильные мужские зады приводили Настю в восторг. Правильные – это мясистые и упругие. У олигарха был именно такой, немного обмякший, но человеку, перенесшему такую аварию – Настя поежилась, вспомнив рентгеновские снимки – можно простить. Тем более, что в умелых руках, а у нее именно такие, это дело легко поправимое.

Миркулова чрезвычайно смущало такое беззастенчивое обсуждение особенностей его анатомии, но он ловил себя на мысли, что ему приятны бесхитростные восторги массажистки. Более того – это его будоражит!

По телу разливалась приятная истома, которой он не испытывал со дня травмы. Руки массажистки возвращали его тело к жизни, причем в самых ярких ее проявлениях – чувственных. Он понимал, что это может быть превратно истолковано, но так соскучился по этим горячим волнам, что не просто не мог заставить себя прекратить это. Ему было так приятно, что он не сразу сообразил, что именно делает массажистка! Когда же осознал, что ее сильные пальцы без всякого стеснения разминают его там, – !!!!!! – так напрягся, что непроизвольно зажал руку девушки между своими ягодицами.

– Расслабьтесь, Влад, – услышал он ее задорный голос, – вашим ягодичным мышцам можно только позавидовать, но я и так уже оценила их крепость.

– Настя, вы, кажется, уже массируете то, что может вполне обойтись без массажа, – с трудом выдавил из себя Миркулов.

– Вот как? – со смешком произнесла Настя. – Не знал, что ваша простата вам теперь без надобности. – Тогда вам надо обсудить это с вашим лечащим врачом. Потому что он обеспокоен ее состоянием и настоятельно рекомендовал уделить ей особое внимание.

–          И из-за этого вы массируете мне… задницу? – выдохнул Влад.

– Вы не знали, что массаж простаты делается через задний проход? – искренне удивилась массажистка.

–          А он делается через…?

– Ну, да, – рассмеялась она. – Поздравляю. Вы первый мужчина за тридцать, которому это не известно. Это говорит лишь о том, что до травмы у вас все было хорошо. Надеюсь, скоро будет еще лучше. Если вы, конечно, разрешите мне продолжить.

–          А это действительно необходимо?

–          Ну, если вы хотите возобновить свою сексуальную жизнь, то да.

– Тогда продолжайте, – тяжело вздохнув, сказал Миркулов.

– Не пугайтесь, – сказала девушка, нажимая кнопки на пульте. – Я сейчас разведу в стороны нижнюю часть стола, чтобы получить больший доступ к вашему… анальному отверстию. Влад, я в принципе понимаю ваше смущение, но постарайтесь расслабиться, – добавила она, с удовольствием рассматривая олигарха с этого необычного ракурса. – Тем более, что у вас там все в полном порядке. Неужели ни одна ваша подружка не увлекалась риммингом.

– Это еще что за зверь такой? – спросил Влад, чтобы хоть как-то сгладить неловкость момента.

– Так называют ласки вот здесь, – Настя нежно погладила смущенно застывшего Миркулова в месте применения римминга.

– Это языком что ли? – просипел олигарх.

– И языком, и губами, – подтвердила массажистка, с трудом сдерживаясь, чтобы не замурлыкать. Разговор становился все горячее, и ей это очень нравилось. – Похоже, ваши подружки вас не особо баловали.

–          Не уверен, что мне это было нужно.

– Попробовать все равно стоило. Здесь, – она провела пальчиком, чтобы ему было понятнее, где именно, – расположено множество нервных окончаний. Их стимуляция делает секс еще ярче.

–          Вы, похоже, в этом деле спец.

–          Скорее любитель, – усмехнулась девушка.

–          И часто вы делаете вашему парню такие… подарки?

–          По настроению. Можно ведь и фингериногом ограничиться.

–          А это что?

– Примерно то, что я вам сейчас делаю в лечебных целях, – сказала она, усердно разминая тугое кольцо мышц. – Постарайтесь расслабиться, я не обижу.

– И после этого я все еще смогу считаться настоящим мужчиной? – саркастично хмыкнул Влад, чтобы хоть как-то скрыть охватившее его возбуждение и то, какой неожиданный кайф доставляют ему сильные пальцы девушки.

Ему было так стыдно, что он покраснел. Впервые за… Пожалуй, что и вообще впервые! Он стеснялся того, что получает удовольствие от такого… От такого! Но тело наполнялось знакомым жаром. Он так скучал по этому! Как только массажистка уйдет, он вызовет Вику и заставит проделать все это с ним уже не в лечебных целях. А может, мы и без Вики обойдемся? Эта бойкая массажисточка очень даже ничего.

– С вашими выдающимися достоинствами, – продолжала щебетать «бойкая массажисточка», ничуть не заботясь о его противоречивых чувствах, – Влад, вы сможете считаться настоящим мужчиной в любом случае. Прошу прощения, но мне придется подобрать ваше богатство, чтобы его не защемило. Со спиной мы закончили и переходим на фасад.

Сказав это, Настя стянула перчатку, бережно приподняла мужское достоинство Миркулова и осторожно сжала несколько раз.

– Не переживайте, это исключительно в лечебных целях, – успокоила девушка вновь напрягшегося олигарха. – Переворачиваемся. Осторожненькоооо… Ого! – воскликнула она, глядя на открывшееся ей «чудо света».

«Колосс МиркулОвский!»

Снизу живота взмыла стая бабочек, каждая размером с птеродактиля.  Настя почувствовала привычную слабость в ногах, вот-вот готовых подогнуться и…

«Раздвигать, подруга, пока явно рановато. Вот вылечим, выставим, тогда и посмотрим…»

– Я, конечно, ожидала, – сделав несколько медленных вдохов-выдохов, но все равно чуть сдавленно, произнесла массажистка, – что у вас и тут все хорошо, но что настолько! Да вы просто клад, Влад. О, – нервно хохотнула она, – стишок получился.

– Настя, вы просто волшебница! – от охватившей его радости Миркулов даже забыл о неловкости ситуации. Постоянно вялый после аварии он, наконец, ожил! Конечно, это еще нельзя назвать полноценной стойкостью, но он разбух, распрямился! Ай да, Настя! Ай да мастерица! Рукодельница!

– Пока только учусь, – смущенно произнесла массажистка, пытаясь скрыть впечатление, которое на нее произвело все увиденное. – И можете ко мне на «ты», я ж не старуха какя-нибудь.

– Настя, ты думаешь, – моментально переключившись, с надеждой спросил олигарх, – я уже смогу… порадовать свою подружку?

– Только в том случае, если не будете ставить перед собой пока, подчеркиваю, пока невыполнимых задач, – ответила та и, спокойно взяв в руки, столь порадовавший Миркулова орган, стала проверять его упругость. – Полноценного проникновения пока не получится. Наполнение недостаточное. И боюсь, что при возбуждении вы можете резко повернуться, а вам сейчас это категорически противопоказано.

– Твою тать! – выругался Влад. – А ощущение такое, что еще чуть-чуть и готов. Как раньше! У меня же три месяца ничего не было. Уже прыщи, как у подростка повылазили – скоро лопну.

–          Ну, это дело легко поправимое, – улыбнулась Настя.

«Э-эх, пан или пропал!»

– Расслабьтесь и представьте, что вы со своей подружкой, – произнесла она, усилием предавая голосу хотя бы некоторую деловитость. – Только уговор – никаких резких движений.

Миркулов закрыл глаза, боясь даже представить себе, что сейчас будет, и одновременно желая этого. Он несколько раз глубоко вдохнул и, когда Настя начала умело ласкать его, просто разрешил себе наслаждаться процессом.

А Настя восторженно сжимала в руках богатство олигарха, с невероятным трудом удерживая себя от того, чтобы не начать помогать себе еще и…

«Опять подруга?! – мысленно одернула она себя. – Мало тебе прошлого вылета с работы? Хотя если тут все сладится, какая еще работа? Праздник! Ну, уж нет, извините, такое счастье я из рук не выпущу. Увольте!»

Миркулов стал постанывать, чувствуя приближение долгожданной разрядки. И хотя она была не такой оглушительной, как бывало раньше, но после трехмесячного перерыва и это показаось чудом.

– Видите, – сказала массажистка, заботливо обтирая салфеткой его забрызганный живот, – не так уж и много в вас за это время накопилось.

– Обычно я все вокруг заливаю, – словно оправдываясь, произнес Миркулов. – Одна подружка даже шутила, что я бы только на этом мог состояние сделать.

– Ну, состояние не состояние, а улучшить генофонд можно было бы, Подумайте о донорстве, когда поправитесь.

Это было произнесено таким «сугубо медицинским» тоном, Миркулов тут же посмотрел на только что произошедшее, как на обычную, – ну, не совсем конечно! – но все-таки процедуру и, решив, что так даже лучше, ничего не предпринимать.

«Во всяком случае, пока!»

Последующие недели Миркулов шел на поправку ошеломляющими темпами. А жизнерадостная и простая Настя как-то незаметно стала для него настоящим «своим парнем». Правда, то, что у «парня» весьма и весьма аппетитные формы и хорошенькая, хоть и немного простоватая, мордашка, Влад конечно замечал. Причем в последнее время, все чаще и… ярче, что ли? Исподволь разглядывая массажистку, он всерьез задумался о том, что вот такая простая и неприхотливая боевая подруга вполне  могла бы скрасить его нынешнее холостое положение.

«Эта точно не стает истерить из-за сломанного ногтя и заранее оговаривать, чтоб он не особо распускал руки, потому что у нее не грудь, а «произведение искусства»! Нет бы, прямо сказать – силикон, а то искусство!»

Влад мысленно сплюнул, вспомнив свою последнюю ципочку, и полностью отдался приятным Настиным манипуляциям.

– А сейчас мыться, если вы не против, – сказала массажистка, завершив очередной сеанс массажа, уже привычно совместив  полезное с приятным.

–          Может, попробуем сегодня без каталки? – с надеждой спросил Влад.

–          Давайте, только тогда мне понадобится помощь кого-то из ваших ребят.

–          Зови Глеба.

– Да, за такие фотки папарацци бы почки поотдавали, – отшучивался через какое-то время крепко прижатый к груди своего охранника Миркулов, когда Настя намыливала его. – Ты как, Глеб, не возбудился еще?

– Нет, шеф, – хмыкнул тот, – вы хоть и видный мужчина, но совсем не в моем вкусе.

– Так, может, ты на Настену глаз положил? – хохотнул Влад, пытаясь скрасить неловкость ситуации – массажистка осталась в белье, но мокрая ткань практически ничего не скрывала, предоставляя возможность рассмотреть все подробности ее анатомии.

«Да, передок у нее ого-го, – подумал Влад, исподволь рассматривая внушительный Настин бюст, который в последнее время манил его все больше, – Да и вся она, как наливное яблочко».

– Да, Настюшку, я б не пропустил, – оскалился охранник, – но куда ж мне против вас, шеф, с вашим то… достоинством, – заржал охранник, чувствуя веселый настрой шефа.

– А у Насти вот никакого почтения, – сказал Миркулов, подмигнув Насте, которая как раз намыливала его «достоинство». – Орудует там, как хочет.

– Так ей по должности положено, – ухмыльнулся Глеб, окинув тугое, покрытое золотистым загаром тело девушки откровенно восхищенным взглядом. Но ту ничуть не смущали ни эти взгляды, ни эти шутки, ни даже то, что намыливание все больше напоминает ласки. Она чувствовала, что нравится Миркулову и терпеливо ждала.

– А тебе, Настена, случаем, Глеб не приглянулся? – задорно спросил у массажистки Влад, не заметно для себя переходя на народный говорок. – Вон богатырь какой?

– Посмотрим, что за богатырь, – хохотнула девушка, рывком стягивая с охранника мокрые трусы.

От олигарха не ускользнул ни ее заинтересованный взгляд, ни нерасторопность Глеба, который, похоже, совсем не спешил приводить в порядок единственную деталь своего гардероба, предоставляя Насте оценить себя во всей красе. Это неприятно задело.

«Неужели ревную?» – удивился самому себе Влад.

– Не! – хмыкнула девушка. – Не богатырь, – и, заметив мимолетное недовольство олигарха ее выходкой, попыталась придать лицу равнодушное выражение. Она чувствовала, что все больше возбуждается от близости двух роскошных голых мужиков и отпускаемых ими скабрезных шуточек.

– А чем тебе не нравится? – не сдавался Миркулов – У Глеба нашего все ого-го.

«Вот непруха! – подумала массажистка. – То пусто, то густо. Эх, если бы не генерал, с солдатиком тоже можно было бы отлично покувыркаться. Но, как говорится, плох тот солдат, который … не генерал».

– Ну, с вашим то не сравнить, – спокойно сказала Настя, выключая воду и отодвигая дверь душевой кабины.

«Только б не задеть, – думал Глеб, помогая Миркулову выбраться из душа и изворачиваясь так, чтобы –  не дай бог! – не задеть шефа так некстати проявившим свой нрав органом. – Ух, девка! Мне б тебя где-нибудь в тихом месте! – дальнейшее так ярко предстало перед его глазами, что «норовистый орган» совсем осмелел».

– Глеб, – обратилась Настя к демонстрирующему чудеса изворотливости охраннику, – это у тебя табельное оружие? – она выразительно посмотрела вниз. – Или ты просто так рад видеть шефа?

– Даже не представляешь, как, – бойко ответил тот, становясь тем не мене пунцовым и  не имея никакой возможности скрыть свое явное возбуждение. – Хотя может и представляешь, – добавил он, в упор глядя на возбужденно торчащие соски массажистки, четко проступающие под мокрой тканью бюстгальтера.

Несмотря ни на что верный Глеб со всяческими предосторожностями усадил Миркулова в кресло-каталку и только, убедившись, что шефу удобно, бросился за полотенцем.

– А ты, Глеб, так и будешь ворон считать,– спросил Миркулов, потешаясь над поспешно заматывающимся в полотенце охранником и радуясь тому, что его самого уже облачили в халат, скрывающий стремительно расправляющееся естество, – пока тут девка без дела мается?

– Без дела, без тела, – отозвался охранник, сразу почувствовавший себя гораздо увереннее.  – Вы, шеф, только намекните, что можно.

– А не слабо? – подначил его Влад, внимательно наблюдая за реакцией массажистки. – Настена девушка крепкая, может и приложить, как следует.

– Делов то, – хмыкнул Глеб, жадно осматривая без стеснения снявшую мокрый бюстгальтер Настю. – Тем более, что девушка у нас горячая.

– Она у нас не девушка, а персик, – хохотнул Миркулов. – Или что там у нас за гель сегодня был?

– Маракуйа, – ответила массажистка, ловко стягивая трусики и делая вид, что не замечает горящего откровенным желанием взгляда олигарха.

– Маракуйа-маракуйа, а для Насти аж два… Ой-йо! – Глеб согнулся пополам и тихо завыл.

– Я же говорил, – прыснул Влад, – что и приложить может. Крута ты на расправу, Насть, – пожурил он спокойно вытирающуюся полотенцем девушку. – Глеб, пойди отдохни немного, – обратился он к медленно поднимающемуся охраннику и, дождавшись, когда за ним закроется дверь, обратился к тоже уж было направившейся к дверям массажистке. – А вас я попрошу остаться, – и раздвинул полы халата, демонстрируя обернувшейся девушке свою полную боевую готовность. – Посиди-ка вот здесь,  немножко. И не стесняйся – повертись, попрыгай. Словом, устраивайся поудобнее.

– Я думала, вы уж и не предложите, – улыбнулась та и шагнула к дозревшему, наконец, олигарху…

Другие главы:

Глава 27 «Искуситель» — >

< — Глава 25 «Палицы»