.

Роман Хангел “ТеперьТыДракон”

Глава 25 «Палицы»

Бить палицами по груди Земли
Теперь ты сможешь, демон-разрушитель.

Украина. Киев

– Построеная по заказу табачного короля Соломона Когена в мавританском стиле с элементами мечетей Аравии и явным влиянием архитектуры Гранады и Альгамбры, это самая известная из построенных Городецким кенас – молелен караимов. Именно их весьма своеобразная религия, являющаяся миксом ислама, иудаизма и восточных культов, навела архитектора на оригинальное проектное решение этого здания, которое до сих пор удивля…

– Нет здесь никаких демонов, – устало подытожил Никита их тщетные поиски. – Кенасу можешь вычеркивать, – предлагает он Карасику, спокойно примостившемуся со своим нетбуком в углу.

Похоже, это «сакральное» сооружение, куда после ознакомления с портретами американских президентов из частной коллекции Миркулова, их радушно пустил сторож, совсем не то, что им нужно.

– Что у нас дальше? – интересуется Муся, пока они загружаются в громадный джип Миркулова. – Художественный музей на Европейской площади, – отвечает Карасик, не отрываясь от монитора, – и… Та-та-та-та! – зловеще напевает он. – Дом администрации президента!

– Что-то я не припомню там никаких демонов, – говорит Миркулов. – Там же вроде химеры.

– А это совсем другое, – вяло комментирует Никита – спать хочется невыносимо.

– И вообще не понятно, как демон может быть прав?

– Очень просто, – мило улыбается Муся. – Демон может быть правым, если находится справа.

«Ну, конечно же!» – проносится в Ладиной голове…

– Познакомься, Ладушка, это правый демон, а это левый. Они совсем не злые, хоть и страшненькие, потому что охраняют замок грозного владыки.

– Того, что гремит во время грозы?

– Умница ты моя! Все запомнила…

– Стойте! – кричит Лада.

– Что?! – Влад резко бьет по тормозам.

– Эй! Не дрова везешь, – потирая ушибленный лоб, возмущается Никита, – Не обижайся, лихач, – поспешно добавляет он под грозным взглядом олигарха, – с кем не бывает.

–          Выходим, – таинственно улыбается девушка. – Есть идея!

– Между прочим у входа в Художественный музей, выполненного в виде античного храма, лежит парочка львов, – все не прерывает свои архитектурные изыскания наш кибергуру. – Может это и не львы вовсе, а настоящие демоны?

– И что? – потирая слипающиеся глаза, спрашивает Никита, когда через несколько минут они стоят перед одним из самых романтических и загадочных зданий Киева.

– Вот он, – улыбается Лада, указывая на правую из двух примостившихся в эркере над входом скульптур, – демон, который прав.

–          Ой, точно! – вскрикивает Муся. – Настоящий демон! И справа!

– Ага, – спокойно замечает Юрка, не поднимая глаз от экрана. – Только вот здание это не имеет к Городецкому никакого отношения. Это так называемый «Замок Барона», построенный в 1898 году. Одна из легенд приписывает его некому табачному фабриканту графу Сальве. Видимо из-за слова «Salvе», по латыни это значит «Привет!», выложенного мозаикой у входа в подъезд. Для тех, кто не в курсе, в Киеве в то время как раз выпускались папиросы с таким названием. Так вот, этот самый Сальве и выстроил якобы этот замок для своей любовницы.

– Замок грозного владыки, – тихо шепчет Лада, украдкой косясь на олигарха.

– Хочешь куплю? – не поворачивая головы,  спрашивает тот.

«Неужели заметил?!»

– Почему же тогда название «Замок Барона», – раздраженно спросил Никита у Карасика, переводя пылающий даже из-под темных очков взгляд с Лады на Миркулова, – если этот романтик был графом? Кстати, судя по декору, Дракулой. Нестыковочка.

– Вы тут выясняйте, а я пошел за детектором скрытых пустот, – сообщил Влад.

– По другой версии, – невозмутимо продолжил Карасик, – дом принадлежал барону Максиму Штейнгелю, известному предпринимателю и виноделу. Хотя в конце позапрошлого века ему принадлежал особняк по соседству. Наверное, поэтому, когда впритык к нему вырос замок, очертаниями напоминающий флигель другого принадлежащего барону здания, у киевлян не возникло никаких сомнений, что это тоже здание Штейнгелей.

На самом деле же деле, некий помещик Михаил Подгорский,  решивший позлить конкурентов и удивить горожан чем-то экстравагантным и заказал проект молодому инженеру Николаю Добачевскому, объездившему полмира и принимавшего участие в сооружении Панамского канала. Добачевский предложил эскиз замка в средневековом стиле, заказчик был доволен. Сказочный замок был построен.

Но творением  Добачевского довольны остались далеко не все, у него появились недоброжелатели, начались интриги, в результате чего он был вынужден покинуть город.

Сразу же после постройки здание стало пользоваться невероятной популярностью.  Сначала в нем было модное кафе «У Золотых ворот», а с 1912 года на первом этаже открылся кинотеатр.

С двадцатых годов прошлого столетия, и до самого последнего времени, «замок барона» представлял собой дом с коммунальными квартирами. В начале двухтысячных «замок барона» был освобожден от жильцов. С того времени дом стоит пустым, но под охраной.

– Разрешите представить вам, представителя этой самой охраны, – произнес Влад, подходя к ним в сопровождении мужчины средних лет, одетого в форму вневедомственной охраны. – Он любезно согласился, провести нам небольшую экскурсию. А вам, Юрий, – олигарх выразительно посмотрел на Карасика, – в это время предстоит… сфотографировать, – Миркулов особо выделил это слово и протянул парню массивный футляр с детектором, – скульптуры на фасаде. Желательно обе!

Осмотрев впечатляющих размеров комнаты с высоченными  потолками, в которых самым забавным образом переплелись остатки былой роскоши и следы старой коммунальной квартиры, поиронизировав над «блистательной карьерой» убогих советских люстр, украсивших собой потолки с роскошной лепниной, оценив  прелесть перегороженных фанерой огромных кухонь и довольно приличное состояние каминов, они вернулись к ожидавшему их на улице Хренову.

–          Ничего, – развел руками он.

–          Не может быть!

–          Можешь сам посмотреть.

– Вас горгульи интересуют? Так бы сразу и сказали. Они ж, восстановлены, – неожиданно ошарашил нас охранник.

–          В смысле?

– Муся, я тебя обожаю! – не удержался Никита.

– Развалились еще несколько лет назад, при старом охраннике, – охотно поясняет новый, – он мне сам рассказывал.

– Надо встречаться с бывшим смотрителем, – подытожил Миркулов и повернулся к  охраннику, – Паша, меняю портрет американского президента на адрес бывшего смотрителя.

– Сделаем, Владислав Михалыч, – преданно посмотрев в глаза олигарху, подбоченился тот.

«стремительномужскоемягкоженское»

Поспать по дороге на Русановку удалось совсем чуть-чуть. Бодренький старичок, бывший охранник подтверждает, что уже много лет назад правая статуя развалилась, и ее восстановили из кусочков.

– Что в ней было? – спокойно спрашивает Влад.

– Ничего.

– Вы взяли это? – пристально смотрит на него Миркулов.

–          Там ничего не было, – старичок стремительно бледнеет.

Меня лично такая реакция заслуженного пенсионера нисколько не удивила. Если бы я знал Влада не так хорошо, и он посмотрел бы на меня также, я бы тоже побледнел. А, может быть, даже в обморок упал! Но это, я от постоянного недосыпа расклеился.

– Мне нужно то, что было внутри, – ледяным тоном произносит олигарх. – Сейчас я готов за это щедро заплатить, но через какое-то время, очень короткое, вы будете сами просить меня взять это… в подарок.

Он так говорит это, что не поверить сказанному невозможно. Наверное, примерно такой звук слышали жители Помпеи непосредственно перед извержегием Везувия.

– Они не имеют никакой ценности, – начинает лепетать смотритель. – Я носил их экспертам. Это просто старые бамбуковые палки.

– Несите, – отдает распоряжение олигарх.

Старичок бодро вскакивает, скрывается в соседней комнате и через несколько минут возвращается с продолговатым свертком.

– Что же это такое? – спрашивает Муся, разглядывая лежащие на развернутой холстине палки.

–          В смысле?

«Простите, не удержался! Все он, недосып проклятый».

– Палицы кирикобу, – отчего-то осипшим голосом произносит Миркулов и медленно, словно боясь не ощутить чего-то очень ожидаемого, протягивает руку…

Палицы кирикобу – артефакт Разрушителя найден!

Все встало на свои места! Странные барабанящие движения рук во время медитаций. Близкое к трансу состояние, когда он впервые взял в руки массажные палки Насти, привезенные ею из Японии, куда он посылал ее на семинар по местным массажным техникам. Память рук, которые действовали совершенно самостоятельно. Его невероятная техника, ошеломившая обычно невозмутимую массажистку…

«Ох, Настя-Настя, – подумал Влад, украдкой взглянув на сидящую рядом Ладу. – Была б ты сейчас в стране, может, и не штормило меня так от ведьмы этой проклятой. Решено! Завтра же вызову обратно».

Приняв решение Влад наконец смог хоть немного расслабиться и улыбнулся, вспомнив, как пару лет назад познакомился с Настей, чьи сильные нежные руки вернули его к жизни после аварии…

Другие главы:

Глава 26 «Движенье-жизнь» — >

< — Глава  24 «Отвес»