.

Роман Хангел «ТеперьТыДракон»

Глава 23  «Письмо с того света»

Проблем нежданное наследство  не решает
Но, может, путь укажет. Тоже дело…

В переданном адвокатом конверте было письмо и еще один запечатанный конверт…

«Здравствуй, Ладушка. Раз ты читаешь это письмо, меня уже шесть лет, как нет на свете. Внученька, если за это время с тобой не произошло ничего необычного, просто отложи вложенное в это письмо послание и спрячь подальше. Знай, что я всегда любила тебя и наша вынужденная разлука была также мучительна для меня, как и для тебя. Поверь, я поступила так ради твоего блага, твоего свободного и счастливого будущего. Верю, что так оно и будет. Люблю тебя! Твоя бабушка»

Я тебя тоже люблю, бабуля! К сожалению, поводов для прочтения второго письма у меня предостаточно.

«Внученька! Если ты все же читаешь это письмо и то, чего я так боялась, действительно случилось… Надеюсь, ты достойно справляешься со всем, что на тебя свалилось. Прости, я до последнего вздоха пыталась оградить тебя от этого.

Знаю, сейчас все выглядит безрадостно, но надежда есть! Наследство твоей прапрабабушки поможет тебе вновь обрести свободу. Я верю в тебя, Ладушка, верю в тех, кто сейчас рядом с тобой. Не знаю их, но надеюсь, что мои молитвы услышаны, и река жизни соединила с тобой родники такие же чистые, как твой собственный. Верю в них так же, как в тебя!

Сейчас тебе  придется узнать ту часть фамильной истории, от которой я от всей души надеялась тебя уберечь. Надеялась, что тебя минует эта тяжкая ноша, но, видимо, судьба считает иначе.

Эти картины — наследство моей бабушки. Она была замечательной женщиной, готовой на все ради людей, которых любила. Она пыталась разорвать тот порочный круг, в который замкнула нас наша кровь. Вплоть до 30-х годов прошлого века. Когда в один год не стало ни ее, ни ее знаменитых друзей, так самоотверженно помогавших ей все это время.

Не знаю, причастны ли к этому наши родственнички с озер или это дело кого-то еще, но сейчас важно другое. Бабушка так и не открыла мне, что же скрывает ее наследство. Сказала только, чтобы со своей внучкой я обязательно прошла по тем же местам столь любимого ей города, по которым когда-то ходила со мной она, и рассказала тебе все те удивительные истории, которые она рассказывала мне. Невероятно, но когда она попросила об этом, я с удивительной ясностью ту поездку и все ее рассказы. Уверена, так произойдет и с тобой, Ладушка. Люблю тебя!»

«Я помню, бабуля!»

— Значит, бабулька оставила тебе пять неизвестных картин Репина? – деловито спросил Карассик, рассматривая, расставленные на мольбертах картины. — Не слабо!

Сразу после того, как под усиленной охраной Ладино наследство было доставленно в Санаторий, как с подачи Никиты все теперь называют Миркуловскую резиденцию, компания собралась в просторной гостиной первого этажа.

Место сбора устроило даже враждебно настроенную к олигарху Ладу. После некоторых колебаний она вняла голосу разума, а точнее супермозга Карасика и согласилась, что здесь картины будут в максимальной безопасности.

Гораздо в большей степени Никиту заботила их собственная безопасность, но если картинам  тоже хорошо, то почему бы и нет.

— Бабушка рассказывала, что ее бабушка, моя прапрабабушка была знакома с Репиным. Только еще не даказано, что это именно его картины. Адвокат признался, что приглашал эксперта, чтобы точно понимать, с чем имеет дело. Тот был более чем осторожен. Картины написаны в подходящий период, в манере близкой манере Ильи Репина.

— Похоже, она не только с ним была знакома, но и с архитектором Городецким, — предположил Карасик. – С чего бы еще ей мог понадобиться его портрет.

— Так и было, — подтвердила Лада. – Прапра была настоящей музой, у них в доме постоянно собирались  художники, писатели, музыканты. А Владислав Городецкий был большим другом их  семьи. Помню, в детстве мы с бабулей часто гуляли от одного его творения к другому. Во время этих прогулок она рассказывала мне, те же удивительные истории, которые слышала от своей бабушки, когда была маленькой.

— А почему здесь только четыре картины?

— Адвокат сказал, что о местонахождении пятой картины ему ничего не известно. Но бабушка предупредила его, о том, что человек, у которого она хранится, свяжется со мной в подходящее время.

—          Подходящее для чего? – съязвил Никита. – Для парада?

—           В смысле? – спросила Муза, не отрываясь от разглядывания одной из картин.

—          Ты о чем? – решил поддержать девушку Юра.

— О параде планет, конечно, — театрально закатил глаза Желанин. – У нас же теперь по простоте ничего не происходит. Все по звездам.

— Хватит дурить, Кит, — одернул друга Карасик.

— Ой! – воскликнула вдруг Муза. – Это же энергетический пончик!

—          Что? – не понимающе повернулся к ней Миркулов.

— Энергетический пончик! – Муза просто сияла. – Вот здесь! — она указывает на портрет Ладиной прабабки. – Справа! Лампа в виде египетской жрицы! Видите?

—          И…, — поторопил девушку Никита.

—          Плафон! Точно, как во сне!

— Так, давай по порядку, — внес в разговор рациональную струю Карасик. –  В каком сне? Что за пончик? Пока я вижу только лампу с подставкой в виде женской фигуры и стеклянным плафоном в виде перекрученного тора, несколько напомина…

— Вот это ты сказанул! – деланно восхитился Никита. – Препарировал прям!

— А ведь действительно похоже на пончик, — поддержала смущенную Музу Лада. – Я эту лампу хорошо помню. Она стояла у бабушки в спальне.

—          Где она сейчас? – спросил  Никита.

—          Там же, — пожала плечами девушка, – наверное.

— Поехали, — отдал распоряжение Миркулов и, даже не проверяя, выполняется ли его распоряжение, направился к выходу.

«тыестьединоначальныйисточниктворения»

— Представляете, а мне ведь только сегодня снился Египет! — оживленно продолжает свой рассказ Муся, когда огромный джип Миркулова уже мчит их в сторону столицы. – Удивительно! Я — юноша, адепт каких-то тайных знаний – стою на каменной платформе над морем. У меня в руках небольшой предмет с дыркой внутри! И я во сне точно знаю, что это — неиссякаемый источник энергии. По форме очень напоминает большой пончик!

— С этого момента  поподробнее, — оживляется Юрка.

Ну, конечно, пропустит он упоминание об альтернативных источниках энергии. Как же! Даже сели это какой-то дурацкий пончик. Ой, простите! Почему же дурацкий? Ведь о нем же говорит сама Муза. А значит для Карасика никакой он не дурацкий, а очень даже наоборот — замечательный энергетический пончик!

— Я нахожусь в трансе и пою, вернее даже не пою, а издаю какой-то звук, высота которого постепенно увеличивается. И вот уже ничего не слышно, но мой рот открыт и я понимаю, что продолжаю петь. Как такое может быть?

— Похоже, тот юноша во сне мог издавать звуки в диапазоне частот, к которым невосприимчиво человеческое ухо, — научные объяснения Карасика всегда навевают на меня сон. —  Это называется инфразвук. Так общаются дельфины.

—          О, я обожаю дельфинов! – восклицает Муся. – Они такие лапочки…

«Представители «Harmony Corp» сообщают, что вопреки усердно распускаемым недоброжелателями слухам о, якобы имеюших место, серьезных проблемах, осуществление проекта «Wardenclyffe-2» идет по ранее намеченному плану. Напомним, что этот грандиозный проект, вызывающий неоднозначную реакцию мировой общественности, призван устранить угрозу столкновения Земли с так называемой звездой-убийцей Нибиру и является продолжением экспериментов гениального изобретателя прошлого Никола Тесла…» (Выпуск новостей. «Наш» канал)

Еегипетская лампа находится на удивление легко, но ко всеобщему разочарованию в ней ничего не оказывается. Массивная подставка монолитна. Никаких тайников. Единственная странность – гравировка на основании: треугольник с разными значками на вершинах: круг с точкой в центре, треугольник с такой же точкой и квадрат, внутри которого тоже точка. Нет, это все же маленький круг, внутри которого точка. В основании треугольника надпись «Третье возможно».

—          Может это какой-то шифр. Что означают эти знаки?

— Все, что угодно, — говорит Карасик, — Круг с точкой, например, алхимический символ золота, астрологическое обозначение Солнца, Всевидящее Око, знак египетского бога Ра.

— Ра, — шмыгает носом расстроенная больше всех, Муся, — в древнеславянской традиции это и Солнце, и Свет Истины, и …

— Колва – Круг Звенящий – Источник вечной энергии, — заканчивает за нее Карасик. — Подождите! Почему мы решили, что ЭП должен быть здесь. Лампа — только указатель. Карта!

—          А что такое ЭП? – спрашивает Муся.

— Энергетический пончик, — поясняет наш кибергуру. – ЭП – это аббревиатура, так…

— Солиднее как-то, — подначивает его Никита. – А то, что же это за Великое Открытие, которое так ненаучно называется. Ну, сами посудите. Нобелевская премия присуждается первооткрывателю энергетического пончика Юрию Хренову! Не звучит, а вот если…

— …короче, — закончил прерванную другом фразу Карасик, оставляя без комментариев его язвительный монолог. – Я думаю, что картины являются указателями к месту нахождения… каких-то важных предметов.

—          Это называется артефакты, — улыбнулась Лада.

— Пусть так, — согласился Карасик. – Теперь нам надо выяснить, какая связь между картинами. Предлагаю отправляться по домам, завтра я изложу вам наиболее вероятные версии.

— Думаю, после вчерашних происшествий лучше вам всем перебраться ко мне, — произнес Миркулов, изо всех сил стараясь не смотреть на Ладу.

— Насколько я помню, второе произошло как раз у тебя, — услышал он ее насмешливый голос.

— Именно поэтому я и хочу, чтобы ты была рядом, – оскалился он, заставив себя посмотреть ей в глаза. – Вдруг придется снова отбиваться от твоих родственничков.

— Или от твоих.

— Ой, не нравится мне вся эта затея с переездом, — заныл Карасик. – Влад, у тебя тут хоть Интернет есть? – олигарх кивнул. — И какой трафик?

—          Закачаешься.

— Не плачь, Электроник, — успокоил друга Никита, — помогу я тебе перевезти все твои пасочки.

«времядругникуданеспешит»

— Ты б еще грузовой самолет заказал! – Никита никак не мог прийти в себя после открытия, что стоящая у подъезда фура, действительно, заказана другом для переезда.

— Что ты собираешься перевозить? Свои внешние мозги? — пока они поднимаются на лифте, он не прекращает попытки пробить невозмутимость Карасика, который о чем-то напряженно думает и совершенно не ведется на его подколки.

— Точно! Теперь я понял, как ты это делаешь! Когда они начинают кипеть и лезть из ушей, ты перекладываешь все, что вылезло в банки и складируешь. – Юра молча открыл дверь  в квартиру и зашел внутрь.

— Но даже вне тебя, — не унимался балабол, проследовав за хозяином, — нет им покоя! Ты безжалостно эксплуатируешь их, как жестокие машины бедное человечество в Мат… твою! – вырывается у замершего на пороге комнаты Никиты.

В новой квартире друга он еще ни разу не был. Карасик переехал, когда он был за границей, а с самого Никитиного приезда все так закрутилось, что было не до этого. И вот он здесь!

—  Карасик, тебе никогда не говорили, что больше не значит лучше?! – ошарашено произносит он, глядя на три самые громадные плазменные панели, которые он когда-либо видел за перделами концертных площадок. — Нет, я, конечно, понимаю! Комплекс Наполеона. Все дела. Не буду тебя обманывать, брат, размер имеет значение, но, —  он многозначительно умолкает, но сегодня его театральные эффекты на Юрку не действуют, —  можно же и умением брать.

— Придурок.

«Фууух! Не густо, но, хоть что-то. Продолжаем разговор…»

Но необычно сдержанный друг снова не обращает на него никакого внимания, прикидывая, как бы все поаккуратнее перевезти.

Большая комната практически пуста, кроме невероятных экранов, занимающих практически всю скругленную стену помещения, есть еще навороченное эргономичное кресло прямо посреди комнаты. Его-то Никита и отправляется осматривать.

— Чем это здесь…? – показательно фыркает он. – Догадываюсь, что это и есть застоявшийся запах хронического вирта. И где же ты прячешь свою электро-подружку? – менторским тоном интересуется он, оглядывая кресло со всех сторон. – Или она все-таки надувная?

Не найдя на кресле ничего, кроме подвижно закрепленных сенсорных экранов и небольшого устройства с прорезью для диска, Никита не выдерживает:

– Ну, ладно, Карасик, где он? Где этот окутанный тайной и воспетый легендами Суперпупермегакомп Хренова? Эй, Карасик!

Оглядевшись в поисках друга, он увидел в стене возле экранов открытую дверь, которую раньше не заметил и направился туда.

«Йоханый бабай!»

Аж дыхание перехватило! Некоторое время Желанин даже сказать ничего не мог. Поверьте, это что-то да значит! Вдоль стен просторной комнаты стояли стеллажи от пола до потолка, заполненные однотипными системными блоками, вдоль которых задумчиво ходил кибергуру Хренов.

— Дааааа, — выдохнул Никита, наконец, обретая способность говорить, —  знал я, что ты псих, но чтоб настолько.

Другие главы:

Глава  24 «Отвес» — >

< — Глава 22 «Разрушитель»