.

Роман Хангел “ТеперьТыДракон”

Глава 21 «Наблюдатель»

Если кто-то тебя и спас,
Кто сказал, что ты в безопасности?

Россия. Москва

– Кто вы? – спросил Никита, когда серебристый мерседес нежданного спасителя вырвался на скоростную трассу. За прошедшее с момента освобождения время незнакомец больше не произнес ни слова, внимательно смотря на дорогу сквозь непроницаемые стекла зеркальных очков.

– Зовите меня Сет, – прошелестело в ответ, и Никита убедился, что сразу показавшийся ему странным голос именно такой и есть, – и, скажем так, я наблюдаю за вами.

– Зачем?

– Меня интересует один ваш приятель, Владислав Миркулов.

– Личный интерес? – ехидно поинтересовался парень. – Так и наблюдайте за ним. Я то здесь причем?

– Ваш знакомый интересует меня не в том смысле, о котором вы подумали.

– А вам известно, о чем я подумал? – ухватился за новую тему Никита. -Телепат?

– Это не трудно. Такие, как вы всегда думают об одном.

– Такие, как я, это какие? – полуавтоматически поинтересовался Никита, усиленно размышляя, как бы ему половчее выбраться из очередной «засады».

– Рабы эмоций.

– Нет, не телепат, – фыркнул Никита, – поэт.

–          Я наблюдатель.

–          Вуаерист что ли?

«Ну, давай, покажи зубки!»

– Уймите свою агрессию. Вам не удастся вывести меня из равновесия, только расстроитесь. И снова броситесь доказывать свою значимость сексом. Вам не надоело?

– Караул! – «в ужасе» воскликнул Никита. – Да вы меня морально подавили! Прям расплющили!

– В отличие от вас, я давно слез с эмоциональных качелей. Мне поставлена задача, и я ищу оптимальный путь ее решения. В данном случае этот путь проходит через вас. Никита, вы даже не представляете, во что влезли. Вам просто необходима поддержка.

– Простите, не совсем понимаю, о чем вы, – Никита изо всех сил пытался понять, что же ему делать, но в голову ничего не приходило. – При чем здесь поддержка? Неужели ради этого вы тащились в такую даль? Это выглядит, по меньшей мере, странно. Поймите же, наконец, никуда я не влезал, просто приехал домой после длительного отсутствия.

– И сразу попали в гости к Миркулову.

– А что вас смущает? Он мой сосед по… даче, – называть так Дом было странно, но доходчиво.

– Да вы хоть знаете, кто такой Миркулов?

– Ну, олигарх какой-то.

– Какой-то, – чуть скривил губы Сет. – Один из самых влиятельных людей страны и наверняка самый закрытый. Публично он не участвует в социальной и политической жизни.  Про него практически ничего не известно. Встречи с ним месяцами добиваются крупнейшие бизнесмены и политики. А вы «просто приехали домой» и тут же удостаились приглашения в его дом. Не задумывались, почему?

– Я задумываюсь о том, какая из аббревиатур интересуется Великим и Ужасным Миркуловым? Судя по тому, что мы говорим по-английски, не ФСБ и не СБУ. ЦРУ?

– Я представляю транснациональную организацию, поручение которой с готовностью выполнит любая из перечисленных вами спецслужб. Нам нужен Миркулов.

– Так берите его, – «простодушно» улыбнулся Никита. – Если ваша организация такая могущественная, как вы пытаетесь мне тут изобразить, что же вы ко мне то прицепились? У вас, что других вариантов нет?

– Этот оптимальный. Вы один из немногих, кого он подпустил к себе в последнее время. Соглашайтесь сотрудничать, отказ будет большой глупостью.

– Понятно, и чего вы хотите?

– Вы продолжите знакомство с Миркуловым, а мы с вами будем встречаться и обсуждать ваши впечатления.

–          И в противном случае…, – Никита увидел догоняющий их черный Хамер.

–          Не советую, – прошелестел Сет. – Вы всего лишь песчинка, которую жернова перемолят, даже не заметив. Ничего личного. Вы – мошка на пути скоростного экспресса. Выход лишь один: лететь, куда говорят. Или стать маленькой кляксой на лобовом стекле.

– Видите, – хмыкнул Никита, – это уже целых два варианта. Есть еще третий – спрыгнуть, – внедорожник приближался и мигал фарами, – отлететь в сторону.

– Вам не удастся, – Сет даже не думал уступать.

– Посмотрим, – Хамер явно шел на обгон справа. – Если у вас нет чемпионского комплекса, может, пропустите человека?

Сет, кажется, только сейчас обратил внимания на пытающийся обогнать их автомобиль и притормозил, Никита резко распахнул дверь, – крххх! – разогнавшийся внедорожник припечатал ее к переднему крылу. Их тряхнуло и понесло.

–          Что вы?! – Сет вынужден был резко затормозить.

Завизжали тормоза. Металл заскрежетал о металл. Задев правое крыло мерседеса, Хамер затормозил метрах в пятидесяти. Никита выскочил из машины и побежал к внедорожнику. Из него выскочили три практически одинаковых здоровяка, и он побежал к ним.

– Ты, чо…!

– Парни, подмогните! Тормознул тачку, а этот педрила, – Никита махнул рукой в сторону оставшегося за рулем Сета.

– А ты сам не педик? Не мог по шее надавать?

– Тебя бы электрошокером приложили, я б посмотрел, – потирая «пострадавшую» шею, произнес Никита. – Только очухался.

– Щас позырим, чо там у нас за петушок, – сплюнул один из парней и, вытащив из-под сидения монтировку, направился к мерседесу. Двое других двинулись следом…

Россия. Москва

Буквально сразу после Ее отъезда Сатьянов стал замечать, что с ним происходят какие-то странные вещи. Все, что раньше увлекало его, стало казаться скучным и бессмысленным. Его ток-шоу о светской жизни разочаровало, он совершенно не мог работать. И даже Она, – этого просто не может быть! – вдруг показалась скучной и недалекой. Он со все большим трудом находил в себе силы отвечать на ее постоянные звонки и все чаще сбрасывал их. Скучно…

Зато его неожиданно заинтересовали вещи, о которых он раньше не задумывался – предсказания конца света, календарь майа, инопланетное присутствие, тайное мировое правительство.

Руководство канала, на котором он работал, видя его состояние, отпустило его в отпуск на неделю. Но вместо того, чтобы как следует отдохнуть и расслабиться, Артем «нырнул» в Интернет. Единственное, что его сейчас интересовало – информация о феномене 2012.

Через пять дней, он пришел к руководству «Нашего» канала, бледный с глубокими тенями вокруг лихорадочно горящих глаз и с идеей нового шоу.

«Обратный отсчет» кардинально отличался от всего того, что он делал раньше, совершенно другой формат, но… Он и сам уже был другой. Совсем! Это замечали все. Из обаятельного негодяя и острослова, он превратился в холодного и отстраненного сноба, взгляд которого мало кто мог выдержать. От былого искрометного обаяния не осталось ни следа, его сменила спокойная уверенность и ощущение огромной  внутренней силы, пугающей и одновременно притягательной. В этом было что-то совершенно неправильное и… волнующее. Засасывающее в темноту его расширенных зрачков.

– Артем, что происходит?! Ты подсел на какую-то новомодную дрянь?! – спросил Петр, не выдержав пронизывающего насквозь взгляда Сатьянова. – Что за муть тебя увлекла?! К чему весь этот смур?! Людям нужен праздник. С чего ты вдруг решил, стать оракулом Апокалипсиса?

– Уймись, – допив свою минералку, успокоил своего продюсера Сатьянов. – Хочешь меня проверить? Может тогда возьмешь у меня анализ? – он резко поднялся и на его лице появилась скабрезная ухмылка. – Лично! – сказав это, он расстегнул ширинку и на глазах у застывшего от неожиданности продюсера наполнил стакан…

«Проект «Skeleton» – попытка решить проблему изменения земной гравитации техногенным способом. Это абсурд! Есть лишь один путь – духовный, путь просветления. Просветленные люди – острова хладнокровия среди хаоса. Именно они, а не пресловутые «мегамагниты»,  создадут энергетический каркас, который сохранит планету в момент Большого Квантового Перехода…» (газета «Новейшие христиане»)

– Я знал, что это они! Я чувствовал! Разрушители! Решили замочить тебя, чтобы повергнуть мир в Хаос! А лысый, конечно же, Надзиратель! Вот это да!

Карасик, похоже, в полном восторге, что подтвердилась его теория заговора. Мало того, она разрослась до  гораздо больших, чем он предполагал, размеров. Вместо одного тайного правительства миром управляли целых четыре! И никак не могли этот мир между собой поделить. Это открывало доселе неведомые просторы для изучения. К тому же он оказался не где-то в стороне, а в самом эпицентре. И его, кажется, ничуть не смущало, что этим эпицентром  является его лучший друг. Я то есть. И что одна из четырех группировок уже начала действовать

– И что мне со всем этим делать, гений? А куда ты меня, кстати, везешь?

– К Миркулову, – довольно улыбнулся Карасик. – Он вроде мужик не плохой. И, можно сказать, старый приятель, – сообразив, что чуть не пересек границу запретной зоны, Карасик застрочил, как пулемет. – Ему от тебя ничего не надо. Он же, я так понял, не удел. Паршивая овца в своем стаде. Или у них скорее стая? Раз он столько лет в одиночку держится, то и тебе помочь сможет. Тем более, что возможностей для этого у него точно больше, чем у нас.

– Слушай, да он же давно сам по себеы. Именно потому, что не верит в весь этот бред.

– Ага! Только вот зачем-то строит по всему миру бункеры, причем в местах наиболее удаленных от геологических разломов.

–          Ты что залез в его файлы?!

– А ты думал я тебя неизвестно к кому отправлю? – возмутился Карасик. – Хороший бы из меня был друг.

– Ну, хорошо, пусть он и опасается  «конца света», но мне ему с какой стати помогать?

–          А ты так и не понял?

–          Нет, объясни тупенькому.

–          Кит, тебе сколько лет?

–          Ой, ну хватит умничать!

– Я не о том, – ухмыльнулся Карасик, – не об уровне твоего умственного развития. Я о цифрах. Тебе  этом году 24 стукнет, два раза по 12. И родился ты в год Дракона!

–          Теперь ты еще и китайскими гороскопами увлекся?

– Пришлось, раз уж у меня друг дракон. Но ты так и не просек главного. Попробуй еще разок. Ты родился в год Дракона.  И тебе в этом году 24. Ну?

–          Подожди, ты хочешь сказать, что сейчас…

– Как раз и есть 2012 год – год Дракона! По-моему, об этом знают все, кроме тебя. Ты что в подвале сидел, когда об этом кричали из всех утюгов?

– Почти угадал, – хмыкнул Никита, вспомнив, как провел прошлые новогодние праздники. – Телевизоров там не было, но было не скучно.

–          А ему скучно, – лучезарно улыбнулся Карасик.

–          Кому?

– Миркулову! Ему банально скучно. А с тобой станет интересно. И, если я его правильно просчитал, он от такого ни за что не откажется. Тем более, что теоретически есть пусть маленький, но шанс, что все, что говорят о тебе Лада и Муся, правда.

–          Я тебя прошу! – взвыл Никита.

–          Не проси, – оскалился Карасик, – я и так уже тебя везу.

– Так он меня и ждет. Тут еще попробуй через его охрану пробиться.

– А пробиваться тебе незачем, подплывешь.

– Ну, ты голова! – саркастично заметил Никита. – Мне его что, как утку в плавнях караулить?

– Сам ты какутка, – прыснул Карасик, – в плавнях, а он олигарх.

– Ой, смешно то как! – фыркнул Никита и, не выдержав, расхохотался.

– Ладно, – сказал он через некоторое время. – Пока едем, расскажи мне про эти разломы геологические. Мне про них и Юлия, разрушительница эта что-то рассказывала. Вроде того, что если в определенных местах произвести направленные в землю взрывы или даже толчки, то в другом определенном месте произойдет землетрясение. Я только не понял, почему нельзя взрыв сразу в нужном месте устроить. Но у меня же для этого ты есть! Ты, Карасик, вслух поразмышляй, может, я хоть вздремну под твое монотонное бурчание.

–          Придурок!

«течтолюбяткристаллобразуют»

«В 1900 году по поручению банкира Джона Пирпонта Моргана известный изобретатель Никола Тесла которого одни считают гением, а другие безумцем, начал строительство станции беспроволочной передачи энергии, получившей название “Wardenclyffe”.

Станция состояла из 57-метровой каркасной башни,  увенчанной огромной медной тарелкой усилительного передатчика, и стальной шахты, основание которой уходилов землю на 36 метров.

В 1905 году был проведен пробный запуск, имевший ошеломляющие последствия. Газеты тогда написали, что “Тесла зажёг небо над океаном на тысячи миль!” (Журнал «Загадки прошлого»)

«Мировым мегаполисам грозит гибель от подземных толчков! Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Токио, Стамбул, Дели, Мехико, Тегеран, Джакарта, Шанхай – это далеко не полный список городов с многомилионным населением, которым грозит полное разрушение в результате все усиливающейся сейсмической активности. Эти города находятся на или же в непосредственной близости от геологических разломов, подвижность которых в последнее время заметно возросла. Сейсмологи считают, что в ближайшем будущем большинству этих городов грозят толчки от 8 до 12 баллов по шкале Рихтера. К такому готов лишь Токио, строго следующий сейсмическим строительным нормам после разрушительного землетрясения 1923 года. Это лишний раз подтверждает необходимость глобального подхода ко всеобщей безопасности, которую не в силах самостоятельно обеспечить национальные правительства…» («Единая газета»)

«Нас пугают небывалыми катаклизмами – не бойтесь! Это истончается старая планетарная структура. Просветленные люди наполняют новой энергией кристаллическую решётку Земли. Само ядро ее вибрирует иначе, в такт с теми, кто стремится к свету из темноты – зажигайтесь! Мы приближаемся к моменту, когда свет всех зажжённых нами свечей превратится в сияющий факел. Возможно, этого все еще недостаточно, но с каждым днем нас становится больше! Скоро мы  вознесем Землю из тьмы к свету!» (газета «Новейшие христиане»)

«На поверхности Земли существует целая сеть особых зон. Это обусловлено кристаллическим строением ее ядра, которое представляет собой постоянно растущий кристалл, состоящий из вложенных друг в друга 20-гранника и 12-гранника. Особые зоны соответствуют вершинам и ребрам этих фигур. С этими зонами связаны магнитные, гравитационные и геологические аномалии: разломы земной коры, месторождения полезных ископаемых, места активных тектонических процессов, а также очаги зарождения и развития крупнейших культур человеческой цивилизации, таких как древнеегипетская, кельтская, восточно-славянская, протоиндийская, древнекитайская…» (журнал «Наука сегодня»)

Другие главы:

Глава 22 «Разрушитель» — >

< — Глава 20 «Юлия»