.

Роман Хангел “ТеперьТыДракон”

Глава 20 «Юлия»

Когда красотка предлагает подвезти,
Не сомневайся – подведет под монастырь.

Россия. Москва

– Эй, красавчик! – голос с хрипотцой, но приятный. – Не угостишь девушку?

–          Я не курю, – оборачивается на голос Никита.

На стоящем у тротуара мотоцикле сидит роскошная красотка. Большеглазая, большегубая, большегрудая… В общем, всего в ней много. Настоящая секс-бомба.

А почему бы собственно и нет?

– А я не про сигареты, – улыбается байкерша, с вызовом осматривая его с ног до головы, и вдруг начинает хохотать.

Смех у нее заразительный и какой-то очень… настоящий. Никита невольно залюбовался запрокинутым лицом и красивым изгибом шеи… Ну, ладно-ладно почти шеи. Точнее тем местом, где она переходит в грудную клетку.

–          Ну и рожа у тебя, красавчик? Никогда девчонки не приставали?

–          Так откровенно никогда.

–          А я вообще девушка откровенная, – улыбается байкерша.

– Я вижу, – соглашается Никита, выразительно глядя в расстегнутую почти до пояса куртку, под которой ничего нет. Нет, не так! Есть там ого-го сколько, но только не одежды.

– Тогда садись, покатаемся…

«такмногожарахочетсятепла»

Сквозь щелку с трудом приоткрытых век хлещет нестерпимо яркий свет…

– Твою тать! Меня что забросили на солнце?!

– Очнулся, красавчик?

Голос кажется смутно знакомым. Ну, конечно же, красотка-байкерша, которая банально сняла его вчера. Потом…

– Вот мы и дома, – сказала девушка, когда абсолютно послушный ее воле байк резко замер в сантиметре от железных ворот. –  Зайдешь?

–          Приглашаешь? – лучезарно улыбнулся Никита.

Вместо подтверждения байкерша, резко ударила по газам и влетела в щель раздвигающихся створок.

– Тесновато у тебя,  хмыкнул он, оглядывая огромное помещение, больше напоминающее гараж или мотосалон, чем квартиру. Правда, стояшая в центре огромная круглая кровать, застеленная черным – а каким же еще! – шелком, не оставляла никаких сомнений в том, что здесь ездят не только на мотоциклах.

– Ну, не так, как у тебя в штанах, – сказала она, легко соскакивая с мотоцикла и словно невзначай задев рукой самое туго обтянутое тканью место его джинсов.

– Техосмотр прошел? – иронично поинтересовался Никита. – Ничего не смущает?

– Меня в моем возрасте уже сложно чем-то смутить, Змей, – без тени удивления глядя в его разгорающиеся янтарные глаза, ответила байкерша.

– Вам ли говорить о возрасте, мем? – подначил ее Никита, которому вдруг очень ярко представилась часто используемая в фильмах для взрослых сценка ареста героя сексуальной полицейской.

– Когда молодой красивый парень называет меня «мем», я чувствую себя дряхлой старухой, – она медленно потянула молнию своей куртки вниз.

– В это сложно поверить. Вы потрясающе выглядите,… девушка, – сказал Никита, не сводя взгляда с открывающейся ему картины.

«Даже двух! И обе – полное 3Д!»

– Я и чувствую себя отлично, – сказала девушка. – Я в душ, а ты пока располагайся, – Пиво в холодильнике, – добавила она, скидывая куртку. – Или, может, составишь мне компанию?

«Вот это да! Уууух! Как же я все это богатство люблю и уважаю!»

– А нам обязательно идти в душ? – вопросом на вопрос ответил Никита, обнимая ее одной и расстегивая ее брюки другой рукой, а жадным ртом пытаясь определить, какая из роскошных грудей вкуснее.

– Вовсе нет, – ответила байкерша, стягивая с него футболку. – Мне нравится, как ты пахнешь, – прошептала она, лизнув его подмышку. А вот штаны тебя явно тесноваты, – добавила она, оглаживая внушительную выпуклость, которая, казалось, вот-вот разорвет натянутую до предела ткань. – Давай-ка, выпустим нашего мальчика, – произнесла байкерша, присаживаясь на корточки, – О, большого мальчика! – восхитилась она, когда тот вырвался на волю.

«Куда тут Черепу? – усмехнулась она, вспомнив о своем хоть и выносливом, но слабо одаренном от природы любовнике. – Вот и верь потом всем этим рассказам про лысых коротышек. И наверняка же есть среди них настоящие жеребцы, только мне вот почему-то козлик попался. Резвый, ничего не скажешь, но если ключик не тот, то сколько им не тыкай, все бестолку».

Осознав вдруг, что вместо того, чтобы наслаждаться роскошным подарком, она сокрушается о своем постоянном любовнике, она постаралась выбросить все эти грустные мысли из головы и сосредоточиться на настоящем.

«Мама, какой же он сладкий!»

Когда ей, привыкшей довольствоваться малым, с трудом удалось обхватить Никиту губами, она почувствовала, как сладко заныло у нее внутри в предвкушении этого грандиозного испытания. С трудом оторвавшись от остро пахнущего богатства, она схватилась за него и потащил парня к стоящей прямо среди мотоциклов кровати.

– И можешь особо не церемониться, морячок, – произнесла она охрипшим от сдерживаемого напряжения голосом:

Некоторое время парень не решался дать себе волю и погружался очень осторожно, – ооочень приятно! – но не глубоко, не отваживаясь на решительный рывок. Наконец, байкерша сама не выдержала этой изощренной пытки и резким движением бедер насадила себя на него. Когда он ворвался в нее, до предела расстегивая тренированные исключительно сокращаться мышцы, она закричал от боли и наслаждения.

«Воменбилдинг – это, конечно, сила, – успела подумать она, – но хороший…»

– Ааааа! – заорала красотка, и все ее мысли смыло цунами  потрясающих ощущений.

«Прости!»

Ошеломленный невероятной силой обхвативших его мышц и думая, что причинил ей сильную боль, Никита попытался вырваться наружу, но она впилась сведенными сладкой судорогой пальцами ногтями в его ягодицы, не давая отстраниться. Они замерли на несколько мгновений, пока хорошо тренированная байкерша не привыкла к этом потрясающему распиранию и начала осторожно двигать бедрами, постепенно ускоряя ритм. Но вскоре потеряла способность контролировать ситуацию и, полностью отдавшись восхитительным ощущениям, безвольно откинулась на спину…

… предоставив обезумевшему от жара кочегару орудовать в пылающей топке…

Бред какой-то! Трушу головой, отгоняя яркие воспоминания, приправленные почему-то идиотским комментарием. Йоханый бабай! Вот до чего доводит долгое воздержание! Ну, я же всем сердцем люблю Ладу! Честно! Как же так получилось нехорошо? Может, гипноз? Точно! Байкерша-ведьма околдовала меня! Парализовала мой разум! Потом пристегнула обездвижила и… Потом я уже ничего не помню… И вот теперь лежу пристегнутый к кровати за лодыжки и запястья. Ну почему мне все время попадаются неисправимые активистки? Эта к тому же еще и любительница боди-арта. Что это за хрени на мне нарисованы?! Какие-то разноцветные линии и закорючки. Ну, почему я все время так влипаю?

–          Привет, Змей? – улыбается байкерша.

–          Вобще-то меня Никита зовут. А тебя как?

–          Вовремя, – хмыкает красотка и ложится на меня. – Что ж, давай познакомимся, Никита. Меня зовут Юлия.

–          Я плохо себя вел? – спрашиваю я, «бряцая кандалами».

– Нет, – Юлия тянется вперед и целует меня в губы. – Вел ты себя оооочень даже хорошо. Настоящий зверь! – рычит она, покусывая мой сосок. – Пару дней придется обойтись без мотоцикла, но это того стоило,  – ее подвижный язычок скользит вниз по моему животу.

– Так, может, отстегнешь меня и продолжим? – спрашиваю я, когда она опускается ниже некуда и, немножко поиграв там с волосками, принимается за меня уже всерьез.

– Не могу, Змей, – она на секунду выпускает меня, давая возможность вздохнуть свободно, – вдруг улетишь.

– Смешная шутка, – фыркаю я. Если я Змей, так понимаю, Горыныч, то ты, получается Забава Путятишна? И сейчас сюда заявится Добрыня, чтоб освободить тебя, бедняжечку?  Только вот засада – спасать то нужно не Забаву! Всегда знал, что она сама напросилась. Ай! Ты чего кусаешься!

– А ты не умничай особо, Змей Горыныч, а то прям сейчас в Пещеру Змиеву свезу и зарою, – сказав это, она ловко оседлала меня. – Ооооо, какой кайф!

– Фуууу! – морщусь я, а зоодно восстанавливаю дыхание. – Ты б еще сказала «у-рою». Не к лицу такой крааааааааа…Ай!

–          Хорош языком чесать!

– Вчера тебе это вроде нравилось.

– Вчера ты не воздух сотрясал. Ты и впрямь натуральный, – взъерошила она мои волосы, – или прикидываешься?

–          В смысле? – решил я процитировать Мусю.

– Я разрушительница, – посмотрела она на меня в упор, – а ты Огненный Змей, которого все ищут.

– Не понимаю, о чем ты, – я изобразил свою самую наивную улыбку. – Это такая ролевая игра? Так развязывай меня поскорей, и сыграем в Забаву и Змея… одноглазого. Самой-то скакать не надоело?

–          Не понимаешь?

–          Нет.

–          А в зеркало ты на себя давно смотрел?

–          Ну, вот, – «обиделся» я, – снова упреки, придирки.

Юлия соскочила с меня, молча отстегнула «кандалы», стащила с постели, отвела в темную ванную.

– Смотри, красавчик! – она попыталась развернуть меня к зеркалу, и мы немного поборолись.

– Так темно же, – говорю я, всячески оттягивая момент, когда придется посмотреть. Я, кажется, догадываюсь, что увижу.

–          Страшно? – ухмыляется байкерша, и я поворачиваюсь.

«Йоханый бабай!»

На меня смотрят два светящихся янтарных глаза! Оттуда…

…из Тьмы

Нас называют разрушителями и это так! Мы приносим с собой Дух Свободы и Ветер Перемен! Мы сметаем Старое и торим дороги Новому. Да, мы не верим во Всеобщее Благо, его придумали те, кому выгодно придавать своим личным интересам глобальный статус.  Всеобщее Благо – миф, пустышка. Индивидуум в центре всего, а человечество – это океан индивидуума… Когда океан превращается в застывшее болото, покорное, тихо гниющее – вот апофеоз работы Хранителей, их Порядок. Дай им волю, они вновь вернут Солнце в зенит, чтобы оно «всегда светило им в их светлых делах».  Они считают себя первыми, но это не так. Мы появились вместе с ними – Правь и Навь, Хаос и Упорядоченное, Однообразие и Индивидуальность, Свет и Тьма. Нас называют ее детьми, но вечная ночь нам также претит, как и вечный день.  Как претит все, что неизменно, что может быть хуже статичного однообразия? Совсем другое дело, когда есть свободный необузданный Хаос – пугающий, опасный, манящий своей неизведанностью, требующий преодолеть или погибнуть! Это наша стихия! Наш выбор!

Уже больше полувека мир застыл в тисках Упорядоченного, более полувека нет ни Движения, ни Свободы. Но время пришло! Наше время!  И когда возродится и тут же умрет Последний Змей, это станет концом Упорядоченного и началом Хаоса!

– Почему же ты меня отпустила? – спрашиваю я, после душа и демонстрации неоспоримых преимуществ программы «Свободные руки».

– Понравился сильно, – сладостно потягивается байкерша. – Никогда таких красавчиков не встречала.

–          А если серьезно?

– Ну, если серьезно, – Юлия картинно поднимает глаза к потолку, а потом резко подается вперед и целует меня в губы. – Как-то все слишком просто получилось. Скучно. Я то думала Змея ловить это весело, а тут… Никакой ты, красавчик, не Змей пока. Так, кобелек. Побегай пока, может, сил поднаберешься.

– Спасибо.

– Не за что, красавчик, – встряхивает непокорными кудрями байкерша. – Говорю же, скуку не переношу…, – дернувшись девушка, падает на кровать.

– Хэлоу, – обращается ко мне по-английски восточного вида тип с абсолютно лысым черепом. – Будет лучше, если вы пойдете со мной…

«Представители транснациональной компании «Harmony corp.» опровергли информацию об аварии, якобы, имевшей место на одном из объектов проекта «Skeleton». Напомним, что этот беспрецедентный по своим, поистине, планетарным масштабам  проект призван стабилизировать магнитное поле Земли на то время, пока  сектор Галактики, к которой относится наша планета, будет проходить через фотонный пояс Млечного Пути…» (Выпуск новостей, «Наш» канал)

Другие главы:

Глава 22 «Наблюдатель» — >

< — Глава 19 «Сотвори себя – кумира»