.

Роман Хангел «ТеперьТыДракон»

Глава 17 «Разрушитель»

И снова ты меж мною и любовью,
Мой демон-разрушитель, восстаешь.

Россия. Подмосковье

— Это просто дурдом какой-то! Бестии, хранители, разрушители! Мы что случайно попали в какой-то идиотский квест?! Или это новое риалити?!

— Кит, успокойся! – попытался унять друга Карасик, увидев блеснувшие в глазах Муси слезы.

— Успокойся?! Да меня уже мутит от всего этого. Хватит! Я хочу жить простой человеческой жизнью! Пусть хоть весь мир выстроится в очередь, чтобы сообщить мне, что я дракон! Возрожденный, тать твою! Все в сад!

Муза вскочила с места и выбежала с веранды. Карасик, бросив на разошедшегося друга укоризненный взгляд, помчался за ней.

-А теперь попробуем познакомиться нормально, — произнес Никита через некоторое время. — Знакомься, Лада, это Владислав Миркулов, мой сосед-олигарх, — представил он гостя, ни на минуту не отводившего взгляда от девушки.

В бездонных глазах Разрушителя не было для нее спасения, но и без них его уже тоже не было…

«Да, что ж это с ней?! За что?!»

Ни один мужчина никогда не действовал на нее, как этот. Наглый, опасный, чужой… и желанный! До одури, до сосущей пустоты внизу, до зуда  в пальцах от желания прикоснуться, до боли в набухших от жгучего желания отдаться губах!

«Самка!!! Похотливая тварь!!! Как же гадко и мерзко это все!»

— Здравствуйте, Владислав, — спокойно произнесла она, протянув руку, — Приятно познакомиться с вами,

«Не слушать! Не поддаваться! Но, боже, до чего же похожа!»

В ее манере говорить не было ничего необычного, но что-то глубоко внутри него отзывалась на колдовские вибрации этого голоса.  И почему-то сразу вспомнились жаркие шепоты…

Он, наконец,  осмелился снова взглянуть в ее фиолетовые глаза и… снова оказался в душных кошмарах, преследовавших его вот уже солько ночей подряд. Он тонул, захлебывался в темной воде. И не мог всплыть. Не хотел! Потому, что там, в темной мути ждала его Она. Тянула к нему свои белые руки, оплетала змеями кос, манила изгибами тела, влекла в  свою глубину, но…

…глох он и слеп… Задыхался… Хоть бы раз! Хоть на вздох…

— Здравствуйте, Лада, — произнес он, прилагая невероятные усилия, чтобы не упасть. – Надеюсь, нам удастся забыть о наших «воинских званиях» и общаться по-человечески.

— Отлично, — улыбнулась девушка, взглянув в льдистые глаза олигарха и ясно понимая, что перед ней человек, способный на все. — Тем более, что вы, надеюсь, также далеки от дел своего клана, как и я.

— Присядем, — вступил в разговор Никита.

Они удобно расположились в креслах вокруг низкого столика. Взгляд девушки скользнул по мощной волосатой груди олигарха, открытой глубоко расстегнутой рубашкой и невольно задержался на внушительной выпуклости между его бесстыдно раздвинутыми ногами. Тонкая ткань туго обтягивала выдающиеся особенности Миркуловской анатомии.

«Вот ты уже и на мужские причиндалы засматриваешься, — мысленно одернула она себя. – Но вынуждена признать, тут есть на что посмотреть, тем более, что наш олигарх, похоже,  не обременяет себя ношением белья»

Лада не особенно прислушивалась к тому, что говорит Никита, украдкой изучая сидящего напротив красавца мужчину, который чем-то неуловимо напоминал одного голливудского ловеласа, но все в нем было как-то резче и тверже. Миркулов был хорош какой-то дикой и очень мужественной красотой. Холодные синие глаза под темными бровями, словно высеченные из камня резкие черты лица, плотно сжатые твердо очерченные губы, сломанный нос. Хищник — вот, пожалуй, первое, что приходило в голову при взгляде на этого человека. Смертельно опасный хищник! От него исходило ощущение спокойной силы. Той, что бывает у сытого зверя, когда его расслабленность и ленивые движения могут вызвать иллюзорное ощущение безопасности. Но это только до поры до времени. Как только зверь проголодается…

Девушка поймала себя на мысли, что думает о том, насколько неистовым может быть красавец олигарх в пос…

«Стоп! Самка!!! Нимфоманка!!!»

Лада с горечью вынужден была признать, что – о, ужас! — жаждет заняться сексом с этим великолепным самцом, который вряд ли будет утруждать себя долгими прелюдиями.

«Ворвется сразу, грубо и жестко! Боже, о чем я только думаю?! Если бы кто-то еще полчаса назад сказал мне, что это произойдет со мной, я бы расхохоталась ему в лицо. Мне это вообще не нужно! В конце концов, есть Никита… Хоть себе не ври! Это не просто желание. Скажи он хоть слово, и ты пойдешь за ним хоть в рай, хоть… Ну, что за бред?! Откуда эта дешевая мелодрама?»

— Лада, — прервал ее бурные размышления голос Никиты, — а что ты думаешь по этому поводу?

— Простите, я не уловила сути вопроса, — спокойно произнесла девушка, и Миркулов отметил, что она великолепно выпуталась из щекотливой ситуации, не подав виду, что вовсе не слушала собеседника, и заставляя того невольно повторить заданный вопрос. Он догадывался, о чем она думает. Знал! Потому что и сам не мог думать ни о чем другом!

«Откуда ты только взялась на мою голову?!»

2007.  Украина. Шацкие озера.

— Я Старшая Клана, — голос двоюродной бабки доносится, кажется, не снаружи, а звучит прямо у нее в голове. — На самом деле, Старшей должна была стать Надежда. Именно к ней перешла Сила нашей бабки. Но она не ценила то, что досталось без борьбы, и отказалась от призвания, ради мужчины. Сбежала с твоим дедом и навсегда порвала с ведовством. Мне же пришлось по крупицам собирать Силу. На это ушли годы, но теперь я по праву зовусь Старшей. Когда узнала, что Надежда при смерти, я встретилась с ней и умоляла ее передать Силу моей внучке. Но она отказалась даже от этой малости. И вот теперь ее Сила в тебе, необученной и непосвященной. Ты потенциально сильнейшая из нас, но тебе это также безразлично, как и моей сестре. Ей дали уйти, но сейчас другое время. Вот-вот возродится Огненный Змей. И это наш единственный шанс вернуть былое могущество. Да, что там былое! Мы сможем стать сильнее, чем когда бы то ни было!

Когда-то кланов было тринадцать, но противостояние с Надзирателями сильно сократило нашу численность. Нас преследовали и уничтожали. Остатки кланов собрались здесь на Шацких озерах, куда упали останки нашей Великой Праматери. Здесь сама вода защищает нас. И был образован Клан. С тех пор мы никуда не вмешивались, мы затаились и копили силу. Мы ждали. И теперь дождались. Последний Змей возродится, и мы завладеем его силой. А для этого нам нужна сильнейшая. По нелепой прихоти моей нерадивой сестрицы ей являешься ты. И тебе придется послужить Клану.

— А если я откажусь?

—          — Ты необучена и не сумеешь противостоять Кругу.

— Вы в этом абсолютно уверены? – в Ладе закипала азартная злость, и она удивлялась этой неожиданной перемене в своем характере – раньше она в себе бойцовских качеств не замечала.

— Нам незачем вредить тебе. Но вот всем, кого ты любишь, придется не сладко. Готова пожертвовать ими ради фамильной блажи? – старуха произнесла это таким тоном, что сразу стало понятно – ее слова не пустая угроза.

— Мне нужно подумать.

— Подумай, но меня устроит только одно решение. И ты знаешь, какое. Нас осталось слишком мало, я не могу позволить, чтобы такой потенциал, как у тебя, не послужил Клану. У тебя времени до темноты. Когда взойдет луна, ты встанешь в Круг или испытаешь на себе его мощь, — сказала Вера Тимофеевна и вышла из комнаты.

«Смысл действий транснациональной элиты по сокращению людской популяции в том, что они смотрят на Землю, как на закрытую систему, которая в состоянии выдержать только определенное количество людей. Поэтому кажущаяся неразумной политика, заключающаяся в постоянном развязывании локальных войн, является таковой только на первый взгляд. Не случайно говорится: «Разделяй и властвуй» и «Кому война, а кому мать родная». Стравливая между собой страны и народы, они планомерно уничтожали всех владеющих магической силой. Так было в прошлом, когда на Запад с Востока катились волны Золотой Орды, когда американский Юг противостоял американскому Северу, партийцы СССР воевали с арийцами Германии, так продолжается и сейчас. Каждая из этих войн не только укрепляла их власть, но и приносила оседлавшим Золотого Тельца «серым» немыслимые барыши …» (Интернет издание «KARASHOW»)

…с Грани

Мы, Странники, вечно идущие по грани между светом и тьмой, между добром и злом, левым и правым, верхним и нижним. Мы обладаем способностью менять тела, оставляя в сохранности накопленные знания. Мы отказались от жалких человеческих эмоций. Они нарушают Равновесие, сбивают с грани своими хаотичными вибрациями. Нам нужно лишь одно – Абсолютная Власть. И лишь песчинка отделяет нас от нее. Кто-то был раньше нас, кто-то был сильнее нас, но сейчас мы правим этим миром, определяем, каким ему быть, надзираем …

Россия. Подмосковье

— И что же мы имеем? – спросил Никита, привычно предоставляя делать выводы своему гениальному другу.

—          Имеем мы…

—          Пока еще нет, — прыснул Никита. – Или я что-то пропустил?

— Придурок, – привычно констатировал Карасик и продолжил. – Рядом с нами «совершенно случайно» оказались представители трех тайных обществ, которым явно что-то нужно от тебя, мой непутевый друг.

— Не утешай меня, Карасик, — показушно вздохнул тот, — говори уж прямо. Ты же слышал, что сказал Влад — за мою голову назначена награда!

— Не думаю, что дело в этом, — хмыкнул Юрка. – Вряд ли кому-то понадобится то, в чем ничего нет.

— Вэзэпэ!

— Придурок! Так или иначе, у нас имеется разрушитель, хранительница и бестия — черное, белое и…

—          Прозрачное, — подкинул идею Никита.

— Логично, — согласился тот. – Видишь, иногда даже такие как ты патологические блондины, могут напрячь свою единственную извилину и воспроизвести что-то разумное.

— Не плачь, — улыбнулся Никита, демонстрируя другу средний палец, — Не всем же повезло быть и умными, и красивыми. Таким как ты, например, приходится довольствоваться чем-то одним.

— И в скором времени, — решил пропустить его комментарий мимо ушей Юрка, — нам  следует ожидать кого-то из «серых» – Надзирателей.

— Слушай, Карасик, я только сейчас вспомнил, — нахмурился Никита. – Я тут умудрился заснуть недавно…

— Ты в последнее время только этим и занимаешься.

— Я же тебе говорил, только когда Муся рядом. Серьезно! А ночью, хоть на голове стой!

—          Ну и постоял бы, может кровь, наконец, прилила. А медитировать не пробовал?

—          Ты же знаешь, я все эти позы лотоса не…

— Ага, ты совсем другие позы любишь! – прыснул Карасик. — При чем здесь поза лотоса? Сядь, расслабься и не думай. По-моему, для тебя это вообще не проблема. Я вообще удивляюсь, почему ты нервный такой? У тебя вся жизнь – одна сплошная медитация. Не мозг, а чистый лист.

—          И вот это и есть медитация?

—          Ну, да.

— Надо же, а я так все время расслабляюсь. Только не знал, что это медитация. Нет, это не годится. Слушай, может, переберетесь сюда? Места полно, лес, воздух, озер…

— Подумаем, — прервал его рекламную кампанию Карасик. — Так что за сон?

— А? Точно! Снилось, будто меня оседлать пытаются. Ощущения я тебе скажу… не из приятных.

— Оседлать? Интересно. Что-то было такое, когда я для тебя инфу по драконам искал, — пальцы Хреонва стремительно заскользили по экрану планшета, с которым он не расставался ни на минуту. — Точно же было! Ага! Вот оно! Слушай! Драконий кодекс говорит, что дракон свободен и независим – это и право его, и обязанность. Если дракон, по какой-либо причине поднимет кого-то на своей спине или шее, он тут же теряет статус свободного дракона, лишается титула и становится Тварью, — торжественно продекламировал Карасик.

— Издеваешься, да?

— Какие могут быть издевки? – «возмущенно» пожал плечами тот. – Что же я могу поделать, если так и написано – «тварью», — Карасик был очень доволен собой. – Не отвлекайся. Дракона, ставшего Тварью, с позором изгоняют из клана. Ему запрещено жить в стране драконов, участвовать в советах и боевых действиях. Любой свободный дракон может и обязан убить Тварь без нарушения Кодекса. Это убийство считается священным, потому что дает шанс душе собрата обрести покой в месте вечного сна. Но если дракона-изгоя убивает не собрат дракон, душа его уходит в небытие. В свое время на тварях летали назгулы. Надеюсь, хоть «Властелин колец» ты смотрел? – Никита автоматически кивнул, и удовлетворенный Карасик продолжил, — Первоначально «тварями» называли те жалкие подобия драконов, которых выводили в магических лабораториях. Они были в два раза меньше обычного дракона, лишены магической силы и у них низкое качество брони, которая не выдерживает даже удара хорошего меча или копья из гномьей стали, — Карасик явно наслаждался той серьезностью, с которой друг слушает его доклад. —  Твари не способны говорить и продолжать род. Противника поражают когтями, зубами, хвостом, а так же парализуют мерзким вибрирующим криком. Послушай Кит, — «проникновенно» обратился к другу Карасик, — очень важно, чтобы ты вспомнил, оседлали тебя или нет. Потому что, если это так, о каком переезде может идти речь?

— Придурок!

— Вот и я тебе всегда об этом говорю, но то, что ты это признаешь уже…

— Пошел ты… А, ладно, я сам пойду!

— Кит, ты куда?

— Пройдусь-проветрюсь!

— Ага! – крикнул вслед удаляющемуся другу Карасик. – И рот не закрывай, у тебя в последнее время с системой мозгоохлаждения что-то явно не в порядке!

…с Грани

Мы разочарованы. Твоей задача было найти Дракона раньше, чем до него доберутся другие. Да, у них было преимущество — они чувствуют его, мы нет. Но тебе необходимо было заручиться поддержкой того, кто смог бы оказать содействие в поисках. Вариант с Разрушителем был оптимальным. Он силен, но давно отошел от дел своего клана, к тому же сам по себе представляет интерес. Мы приняли твою убежденность, что это в твоих силах. Мы послали тебя и что в результате? Мы разочарованы… Оставайся там и жди Наездника. В этот раз все произойдет в других красках: Белого Дракона оседлает Серый Всадник…

Другие главы:

Глава18 «Оседлать дракона» — >

< — Глава 16 «Кто ты?»