.

Роман Хангел “ТеперьТыДракон”

Глава 10 «Сон в купальскую ночь»

В ночи едины небо и земля,
Огонь, вода, но лишь не ты, не я.

Просыпаюсь оттого, что кто-то трясет меня за плечо. Не успев разлепить веки, осознаю, что мне в губы тыкается какой-то сосуд. Жидкость в нем холодная и вкусно пахнущая, делаю жадный глоток, понимая, что изнывал от жажды. Выпиваю до дна и только тут соображаю, что стемнело. Пытаюсь сфокусировать взгляд на том, кто меня напоил. Получается не очень. В ушах шумит, перед глазами слегка плывет. При этом в голове роится столько мыслей, что хочется взмахнуть руками и разогнать их.

Кто-то меня трогает? Кажется, все-таки хозяйка. Узнаю смеющиеся глаза и венок. Какая красивая грудь… Грудь?! Боже, она же совершенно голая! Привидится же такое! У меня солнечный удар?! Пытаюсь отстраниться. Неудобно же! Но понимаю, что не могу шевельнуться. Что я пил?!  Она успокаивающе гладит меня по груди и… крепко целует в губы!

Ладааааааа!!! Это совсем не то, что ка…

Откуда-то появляются здоровенные мужские руки. Меня куда-то несут. В голове какой-то кисель. Мне не страшно, но как-то не по себе. Картины перед глазами всплывают из киселя и снова растворяются в нем. В голове роятся мысли. В ушах гремят бубны…

Все дальнейшее помню какими-то урывками… Яркие картинки внезапно вспыхивают перед моим то и дело затуманивающимся взором, а потом также внезапно исчезают….

Я стою перед большим костром. Сказать стою не совсем верно, потому что с двух сторон меня поддерживают два здоровяка. В венках… и голые! Ничего себе у них приборы! О! Передо мной возникает голая женщина, по-моему, хозяйка дома. Грудь точно ее! Она совсем близко. Гладит. Прижимается. Целует. Стягивает с меня рубашку… и штаны. Упс! А я не на шутку возбудился… Извините! Но ее это не смущает, похоже, даже нравится.

Вместо Миланы появляется какой-то длиннобородый старик с плошкой. Окунает в нее руку и… Эй, дед, тебе там точно делать нечего! Верни хозяйку! Он меня не слышит. Опускаю глаза. Ой! Весь красный! Затерли до крови! Ну, что же вы, скоты проклятыееееее?

Как ни странно, мне совершенно не больно и не страшно. Старик закрывает мне лицо ладонью. От сильного толчка моя голова запрокидывается назад и, если бы не поддержка двух молодцов-жеребцов, я бы грохнулся прямо на землю. А так меня медленно опускают на какие-то носилки. Ой, что это у вас так колется? Еловые ветки? Я вам что йог? Травки не могли  подстелить? Хорошо, что можно опереться. Не знаю, что там у меня за спиной, но это весьма кстати. Меня крест накрест привязывают к этому чему-то. Затем носилки поднимаются и меня куда-то несут…

Подносят к дереву. А я знаю, это береза! Не та, что вы, гады, срубили, а боооооольшая! И под ней склонилась девушка. В большом венке с ниспадающими на лицо и плечи ивовыми веточками. Девушка поднимает голову. Лада!!!

Прости, я не виноват, что меня так близко придвинули. Прости! Прости! Это не на тебя подня… Придурок! Что я несу? Ты такая красивая! Такаяааааааа! Да отстаньте вы! Но я же сдерживался! Все это время сдерживался! Потому, что я рыцаааааааарь! С тобой точно!

– Ярила Мару полюбил!

Ну, зачеееееееем… В ухо орать?! Подставили! Теперь орут еще… Лада, меня подставили!  Эти вот, еще и орут теперь… Распалили, затискали… Подняли, красным обмазали… Кольцо это дурацкое нацепили! Теперь вот не падает. Правда, если честно… и без него бы уже не упал… Прости… Ты очень красивая… Я тебя люблю… И у меня совершенно серьеооооооо… Да что ж вы прижимаете меня?! Еще и ветками обматывают  гады! Простиииииии…

– Огонь согревает Дерево!

Ну, чего вы все орете, а? Очень хорошо! Ветками оплетали, оплетали… Теперь расплетают. Вам заняться больше нечеееееее…

Меня толкают, и я падаю. Надо мной распахивается небо… Как красиво!

– Ярила помер! Ахти нам!

Ну и помер. Чего орать то? Ооооооо! Надо мной возникает целая стайка девушек. Голых! Девушки это хорошо… Ой! Простите, девчонки, я здесь не один. Да, что ж вы  меня трогаете?! Меня тискают, гладят, прижимаются, целуют. Везде! А мне не стыдно. Совсем! Прости, Лада! Но до чего ж хорошо… Девчонки, куда же вы?

Парни! А вам чего?! Валите в другое место, у нас здесь своя сва… Да, оставьте вы меняаааааааа! Ишь уцепились за руки, за ноги! Аааа! Четвертовать решили?! Куда вы меня тащите?!

– Воздух раздувает Огонь!

Меня раскачивают… Раскачивают… И вдруг отпускают! Я лечууууууу! Плюх! Вода! Вокруг вода! Руки…Ноги…Не двигаются! Я тонуууууу

Из темноты всплывает белое размытое пятно… На нем глаза… Лада… Лада, спаси меня! Она целует в губы… Долго… Как же хорошо… Я уже не тону… Вдох… Я дышу! Водой! Я что теперь рыба?

– Огонь согревает Воду!

Меня вытягивают из воды и снова тянут. Вокруг скачут какие-то ряженые… Кричат заупокойно… Водой кропят… Чего меня то кропить? Я только из воды. Я теперь рыба… без трусов! Ха-ха! А я рыба без трусов!!!

–          Ай да, к Велесу носить!

Ну куда опять? Я вам что бандероль?  Меня не слышат… Поют веселые песни… Галдеж стоит невообразимый.  Какие-то девицы рыдают в голос… Чего вы рыдаете? Это ж праздник! Аааааа, у них же умер кто-то. Купало этот. Нет, не Купало. Ярила!

– Ярила умер!

Меня укладывают в какой-то деревянный сруб… Постойте, это же эта, как ее? Погребальная кр… хрень в общем какая-то! Зачем меня сюда уложили? Да еще землей засыпают… Землей?!  Стойте!!! Я жееееееееее

– Огонь согреет Землю!

– Земля укроет Огонь!

Люди, вы чего?! Я же живой! Я кричу, но меня никто не слышит. Землепад продолжается… На покрывающую меня землю ложатся сосновые сучья  и ветки…

Четыре громадных факела…

– Огонь небесный!

– Огонь земной!

…медленно опускаются вниз…

– Огонь Ярилы!

– Огонь Лели!

…и соприкасаются у меня на груди.

– Ааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа!

«Анализируя слово Купало, можно сделать интересные выводы о сути этого праздника, даже не зная связанных с ним традиций.

КаПаЛа – между двумя словами, обозначающими у праславян движение – Ка и Ла, затисалось одно, обозначающее статику – Па. Тем самым, разомкнув (сломав) солнечный круг – Коло.

Па в КоЛо – КоЛо ПоПоЛам – КоЛо Па Ломанное

Па разделяет единое Коло на две половины: мужскую, раскрытую вниз дугу – КуПоЛ и  женскую, раскрытую вверх дугу – КуПеЛь. В результате разделения возникает притяжение, а Купало и есть праздник притяжения (единения) мужчины и женщины. Купала – это и купол, и купель одновременно – Коло, соединение двух дуг. Поэтому один из основных атрибутов праздника горящее колесо, спускаемое в реку с холма. Оно символизирует божественный брак Огня и Воды – соединение мужского и женского начал» (Славянский журнал «RAЯ»)

– Тише, – призывает она к молчанию, – слушай Песню Ветра.

Хорошо-хорошо! Песню так песню, он готов слушать, что угодно и сколько угодно, лишь бы быть с ней. Они идут в предрассветных сумерках, босые, в одних полотняных рубахах. Его, кстати, еле-еле перекрывает срам… Ну, надо же! Вот, что значит влияние среды. Он и заговорил уже, как крестьянин семнадцатого века! Проклятый мозг! Да когда же ты отключишься, наконец? Ага, отключился бы он сегодня ночью в палатке и что? Дождался бы он рассвета? Удержался бы? Когда рядом, так близко, что он ощущал ее каждой клеточкой своего огнем горящего тела. И рука сама потянулась туда, к ней…

– Погоди, – услышал он ее тихий голосок, – дай Солнышка дождаться.

Она не напугана,  не обижена…

– Купальская роса целебная, она все хвори смоет, всю грязь, – жарко шепчет она. – А мне сейчас очень нужно чистой быть. С тобой иначе нельзя…

И он «погодил» – чуть не нашел новое решение теоремы Ферма, еще кое-что по мелочам. Уснуть, правда, так и не удалось…

А когда она утром стала его из спальника вытаскивать и раздевать, чуть с ума не сошел от счастья, но…

Оказалось, что «еще чуть-чуть» и это просто нужно рубаху одеть, а все остальное снять. Все! А как же снимать, когда утро, и такая девушка рядом, а он практически здоровый молодой… В общем, кое как извернулся, чтобы не оконфузиться. Хорошо хоть в палатке темно было…

И вот теперь в этой самой рубахе, которую постоянно приходится одергивать, чтоб не задиралась, в дурацком венке на голове и, похоже, со всеми местными иголками и сучками в ступнях босых ног идет за… Нет, все-таки она инопланетянка! Откуда взяться на нашей прагматичной планете этой лесной фее? И венок на светлых кудряшках, и эта длинная рубаха, которая то и дело обрисовывает… Стоп! Корень квадратный из трехсот восьмидесяти пя…

– Вот и пришли.

Они стоят на краю небольшой заросшей высокой травой полянки. Именно такую, практически круглую, они вчера упорно искали до самой темноты и нашли.

– Как увидишь там первые лучики Солнышка, – говорит она, указывая прямо перед собой на подступившие к дальнему краю полянки деревья, – так и пора! Я первой побегу, как до той стороны достанусь, ты за мной. Сначала на Восход к Солнцу, потом посолонь на осьмушку круга и оттуда на Полуденный Заход, там снова вправо на осьмушку и оттуда на Полночь, потом…

Он заворожено слушал песню ее голоса, а его словно отделившийся на время мозг привычно «чертил» на виде сверху траекторию движения – древний солнечный символ.

– Там и буду тебя ждать.

«Там?! Ага, в центре поляны! А нельзя сразу ту…»

– Ураааааааа!

Звонко закричала девушка и помчалась через поляну. От неожиданности он вздрогнул, но опомнился как раз вовремя, чтобы броситься следом в тот самый момент, когда, достигнув противоположного края, она повернула направо.

Студеная роса на миг обожгла, а потом вдруг…

– Урааааа! – закричал он, ощущая, как его переполняет бьющая через край радость.

И он бежал… бежал… Бежал! И кричал… кричал… Кричал! И снова бежал… бежал…

И остановился как вкопанный. Она стояла в самом центре поляны. Вся, как на ладони… Пронизанная насквозь солнечными лучами мокрая рубашка ничего не скрывала… Только доходящая почти до пояса трава… Но только почти… И он зажмурился от этой невероятной красоты, которая пронзала его насквозь, как рассветные лучи, как… потоки электронов…

Взаимопроникновение… Воздух в Воде… Огонь в Земле… Мужчина в Женщине… Взаимопроникновение… Взаимообогащение… Двое становятся одним… Большим… Они все те же и уже совсем другие… Новые…

Мозг!  Сдался… Плотину прорвало… Все его нейроны устремились туда, к ней! К его Музе! И он открыл глаза, чтобы увидеть, как она выскользнула из ничего не скрывающей рубашки и протянула к нему руки:

– Здравствуй, Юра!

И тут Карасик проснулся…

«бегинавстечунастоящемусебе»

Я стою на высоком скалистом берегу, прямо передо мной причудливой формы утес, а сразу за ним раскинулось море. К нему по гребню утеса спешат какие-то люди. Прямо по… спине! Вдруг понимаю, что вот прямо передо мной на морском берегу лежит каменный дракон. У него очень красивая морда и слегка изголодавшееся туловище – видны ребра, но это ничуть не уменьшает ощущение небывалой скрытой мощи. Пройти к морю можно только по его хребту – голова и спина видны отчетливо, а хвост врос в берег, но ясно…

… дракон проснется, и вырваться на волю – всего мгновенье! Пока же он спит меж трех стихий – бескрайним Небом, бескрайней Водой и бескрайней Землей. И для Пробуждения не хватает лишь Огня. Того, что всегда таился в его крови, а с недавних пор снедает изнутри, рвется наружу. И другого, небесного. Так зачем же он идет вперед? Ведь очевидно, пройти по хребту окаменелого дракона и остаться прежним невозможно. Но все радостно бегут, смеясь, оступаясь… Люди…  Человеки… А он уже не совсем… Шаг… Еще… И уже совсем не…

Просыпаюсь и еще некоторое время лежу во власти странного сна, не совсем понимая, где я. Последнее, что я помню из никак не желающего отпускать меня сна – в голову каменного дракона бьет молния, прямо туда,  где у спящего зверя глазница. Теперь там, наверное, чернеет обугленный камень. Где там?! Это же сон! Сон?

Трушу головой, чтобы стряхнуть наваждение. О, нет! Зря я это сделал. Когда в голове перестают перекатываться многотонные булыжники, а мир перестает вращаться, нахожу в себе силы осмотреться.  Комната мне совершенно не знакома. Голова не то, чтобы раскалывается, но точно гудит. По-моему, я вчера пил что-то незнакомое. Точно! Медовуху! Наверное, много. Вечер помнится смутно. По-моему, были какие-то пляски у костра и странные обряды…

И там, на перекрестке трех стихий Дракон проснется, белый-белый…

«Вот хрень! Что со мной происходит, тать вашу?»

Скрипит дверь, и в комнату заходит женщина, приветливо улыбается мне и  протягивает кружку с чем-то холодным. Надеюсь это не вчерашняя медовуха. Квас! Отлично! Вспоминаю, что это хозяйка дома. Как же ее зовут? О! Милана! Благодарю и спрашиваю о Ладе. Оказывается, она вчера сильно подвернула ногу, и ее повезли в больницу. Похоже, медовухи было даже больше, чем я думал. Ничего не помню. Хотя… Скала у моря… Бегущие по ней люди… Девушка с длинными темными волосами поскальзывается… Лада? Но это же просто сон!

Набираю ее номер и слышу, что она уже дома. Бормочу какие-то невнятные извинения, а она просто просит приехать. Чудо? Чудо!

«позитроныструктурированывпродуцирование»

«И это единственное, на что нам следует уповать в данном вопросе. Андронный коллайдер – попытка обуздать энергию творения, стать богом с помощью техники! Напомню, что на строительство ЛАК под Москвой было выделено более 11 миллиардов евро. И это в самый разгар мирового финансово-экономического кризиса!  Все данные говорят о том, что коллайдер – на данный момент самая важная для транснациональной элиты вещь. Да живут они в любви и радости! Как и те доблестные ученые, которые забыли в недрах БАК пресловутый бутерброд, ставший причиной отмены планового запуска Коллайдера в ноябре 2009 года» (Интернет-издание «KARASHOW»)

Другие главы:

Глава 11 «Дракон» — >

< — Глава 9 «Негасимый огонь»