.

Публикации по теме - роман ТеперьТыДракон


Роман Хангел “ТеперьТыДракон”

P.S.

И мир спасен, и ты теперь Дракон!
А счастье что-то не торопится. Обидно.

Где-то в Тихом океане

Новая яхта Хренова – да-да, наш кибергуру потрусил мошной и раскошелился на нечто, не имеющее никакого отношения к компьютерам – шла на всех парусах. Ну, ладно-ладно! Парусов на этом шедевре современного дизайна не предусмотрено, но ходит она все равно красиво.

Веселье было в самом разгаре, только мне оно уже как-то поднадоело. Еще бы, после расставания с Музой Карасик пошел в разнос. Каждый день вечеринка, плавно переходящая в утренник. Сначала было весело… Но сколько же можно?! Месяц прошел.

Похоже, нам с ним на роду написано влюбляться не в тех девушек. Ладно, не будем углубляться. Просто примем как стартовые обстоятельства то, что я отморозился, а Юрка распалился.

Оставить его в таком состоянии я, естественно, не мог, он хоть и харахорился, а все равно переживал. Сильно! До вчерашнего вечера, когда на борт его яхты, размерами скорее напоминающей линкор, взошли эти рыжие близняшки.

Никогда не видел, чтоб у старика Хренова отвисала челюсть. Честно! А мы ведь с ним через многое прошли. И тут на тебе. В общем, через несколько минут вся троица удалилась в его апартаменты и до сих пор оттуда не выходила. Веселью это, впрочем, ничуть не мешало. Что-что, а праздники устраивать я умею. Правда, пока исключительно для других…

И вот забрался я в единственный на этой посудине укромный уголок и отдыхаю. Красота! Плеск разрезаемых бушпритом волн… Или бушприт – это вот эта штуковина надо мной? А, не важно! Главное, что плеск разрезаемых не помню чем волн, заглушает звуки всеобщего веселья и позволяет побыть наедине со своими мыслями.

Нырять и жениться!

Это кто сказал? Или опять пинеальный кристалл воспалился?! В последнее время вроде поутих. Я открываю глаза, но никого не вижу. Наверное, ветер донес чью-то фразу. Странная какая-то. Какая тут может быть связь?

– Эй! Это вы Никита?

– Нет, – отвечаю, не открывая глаз, хотя голос приятный, но мало ли в мире приятных женских голосов. – Его здесь нет.

– А где же он? Мне сказали, что он должен быть здесь.

–          Вас жестоко обманули.

–          А я думаю, что это вы меня обманываете?

–          Вы когда-нибудь видели, чтобы люди обманывали с закрытыми глазами?

–          Нет, но мне очень нужна ваша помощь.

– Не повезло. Я недавно спас весь этот гре…шный мир и сейчас на заслуженном отдыхе.

–          А вы бы не могли спасти еще и меня? Ну, пожалуйста.

–          А что у вас стряслось?

В конце концов, почему бы и не послушать еще немного этот  голосок. Все-таки он очень приятный!

–          Мне нужно на берег. Очень.

– О, тут я вам ничем помочь не смогу. Владелец яхты еще не скоро выйдет на связь, а кроме него…

–          Я уже была у него, и он сказал…

–          Вы что?!

От неожиданности я открываю глаза и… Ух ты! Надо же было потерять столько времени! Обладательница приятного голоса не брюнетка, но голубоглазая! И очень симпатичная. Симпатичная! Как же я, оказывается, соскучился по симпатичным! Среди толп всех этих  нереальных красоток, которыми Юрка окружил себя в последнее время, глаза устали от совершенных лиц, поп и бюстов. А здесь действительно симпатичное лицо. Живое. Несколько встревоженное, но такое… милое. Стоп!  Здесь могут быть только модели, а значит… Стоп!

–          Вы были у Кар… Юрия?

–          Да.

–          Уверены?

–          Конечно.

Высокая, стройная, длинные гладкие волосы. Точно модель! Только вот, как любит спрашивать Катерина, модель чего?

–          И он с вами говорил?

–          Да.

–          Сегодня?

–          Да.

– Мы с вами об одном человеке говорим? Я имею в виду Юрия Хренова, владельца этой яхты.

–          Я тоже.

Вот как? А вот это уже очень даже интересно! Я поднимаюсь и лезу к ней наверх. Оказавшись рядом, я понимаю, что она не такая высокая, какой показалась мне снизу.

–           Он  уже вменяем?

–          Когда я его видела, вроде бы был.

–          Фантастика!

–          И он был один?

–          Нет, с ним были Молли и Полли.

–          И он все равно с вами разговаривал?

–          Ну, конечно! Мне же очень нужно на берег.

Да, ей совершенно точно нужно на берег. Вот в этих вот вытертых джинсах, простой белой майке и с дурацкими бусами, похожими на разноцветные конфеты. На берег! Срочно! Или это уже мне нужно? Причем хоть куда-нибудь. Лишь бы отсюда.

–          Это все объясняет. А зачем вам так приспичило на берег, если не секрет?

–          Здесь ужасно.

–          Я бы не был столь категоричен, но в чем-то вы, конечно, правы.

–          Нет. Ужасно!

А ведь я ей верю. Верю, потому, что мне и самому здесь ужасно… было. Теперь уже как-то по-другому. Еще не понял, как, но…

–          Что же вас так расстроило?

–          Во мне здесь не видят человека.

–          В каком смысле?

–          Я чувствую себя просто куском мяса!

– Ах, вот вы о чем. Но разве, когда вы соглашались на эту работу, вы не догадывались о том, что вас ждет?

–          Нет.

А ведь правду говорит! Странно, на дурочку вроде не похожа. Может все-таки не модель?

–          Вы серьезно? А такое бывает? Вы давно работаете моделью?

–          Я не работаю моделью. Я ассистент мисс Тинкер.

–          Понятно. А вас приняли за модель и отнеслись, как к куску мяса.

–          Да. И я хочу на берег.

–          И что сказал Кар…? В смысле, Хренов.

–          Что есть только один способ.

– Вот говнюк, ему что рыжих мало? Их же две! Должно было хватить хотя бы на сутки.

–          Вы о чем?

–          О том, что он вам предложил.

–          Так вы в курсе?

–          Догадываюсь.

–          И вы мне поможете?

–          Я?! Каким образом?

–          Он сказал, что если вы попросите, он…

–          Так и сказал?

–          Да.

–          Ну, тогда идемте?

–          Куда?

–          К нему, конечно.

–          И вы даже смотреть не будете?

–          Что?

–          Татуировку.

–          Татуировку?!

– Ну, да. Юрий сказал, что если вы ее увидите, то уже не сможете мне отказать.

–          Если увижу вашу татуировку?!

–          Да.

– Шутник! Слушайте, а как вы такая доверчивая вообще здесь оказались. Неужели, работая ассистентом Тинкер, вы до сих пор не поняли, как все происходит на таких яхтах.

–          Поняла, – вздохнула она.

В этом вздохе столько трогательной детской обиды, что мои губы невольно расплываются в улыбке. Абсолютный ребенок. А с другой стороны, кто еще наденет бусы-конфеты? Странно, но, по-моему, яхта замедляет ход.

–          Так зачем же вы согласились?

–          Из-за названия?

–          В смысле?

«О, привет Мусе!»

–          Из-за названия яхты. «Белый Дракон»!

–          И?

–          Это глупая история.

–          Уверен, не намного глупее, чем все предыдущее. Я потерплю.

Слушайте, ну почему же эта ярко-красная бусина с нелепыми ромашками все время лезет в глаза? Или все дело в местоположении? Стеклянная конфета удобно устроилась в аппетитной ложбинке и даже не думает оттуда выкатываться! Еще бы! А кто б на ее месте думал? Я точно нет! Тпруууууу!

–          Ладно. Недавно я была у одного китайского врача. Он лечит иглоукалыванием.

Она заправляет за ухо русую прядь, и от этого простого, совершенно неэротичного жеста у меня перехватывает дыхание.

–          Болеете?

«Это я просипел? Идиот! Нашел, что спросить».

–          Нет.

–          Тогда зачем вы ходили к китайскому врачу?

«Это что конкурс на самый глупый вопрос? Есть здесь где-нибудь скотч?»

–          За компанию, с подругой.

–          Ясно. И что?

– Он посмотрел на меня как-то странно так и сказал, что когда я прокачусь на белом драконе, стану счастливой.

–          Вот так сразу?

–          Да, – говорит она жалобно.

Глаза уже на мокром месте. Она из последних сил держится, чтобы сдержать рвущиеся наружу слезы. Черт дернул этого китайца сказать такое… такой девушке. Она же вот-вот разрыдается. А я ведь не выношу женских слез. Даже их приближения не выношу. Но сейчас это меня почему-то совсем не пугает. Только как-то… трогает. Сильно! Отвожу взгляд, чтобы хоть как-то собраться с мыслями. Мне показалось, или за стеклами капитанской рубки действительно мелькнула знакомая физиономия?

–          И вы поверили?

Она молча кивает, и хлипкую тщательно выстраиваемую плотину рвет в клочья. По щекам катятся крупные слезы. Почти такие же большие, как нелепые бусины. Она прячет лицо в ладошках. Хрупкие плечики подрагивают.

Хочется обнять немедленно. Сильно и нежно. Так, чтобы точно знала – плакать совершенно незачем…

–          Прокатились, а счастья нет?

Она пытается трусить головой, не отнимая от лица рук. Это так забавно и… трогательно.

«Да что ж это со мной? Сейчас тоже разнюнюсь?  Так и будем хлюпать в два ручья. Или сколько там их у нас на двоих?»

– Ну, что вы? Не надо. Все еще будет хорошо. Вот увидите.

Она отнимает руки от лица, как-то неловко хватается за бусы, и они рвутся. Стеклянные конфетки сыплются на палубу и скачут по ней сверкающими каплями. Я бросаюсь их ловить. Она тоже.

Алая бусина подкатывается к краю палубы и летит вниз. Провожаю ее взглядом и вдруг в воде вижу… Да-да! Конечно же, «вижу»! Несмотря на все вышесказанное я все также настаиваю на своей полной вменяемости. Но, тем не менее, я отчетливо «вижу» в воде за бортом такую знакомую темную морду…

Нырять и жениться!

Опять?! Я не мог этого слышать. Но я это «слышал»! Оглядываюсь на ползающую на коленках по палубе девушку и замираю… Над поясом вытертых джинсов чернеет татуировка. Дракон! Вернее, в этом я абсолютно уверен, дракониха. Черная!

И я ныряю…

Оглавление романа “ТеперьТыДракон”

Читать далее »

Тэги:
Нет комментариев

Роман Хангел “ТеперьТыДракон”

Глава 48 «Финал»

И тысячи тебе себя отдать готовы…
Но что-то вечно перебьет весь кайф!

Украина. Киев

– Чаша национального спорткомплекса «Олимпийский» заполнена до отказа! До финального матча чемпионата Европы по футболу остаются считанные минуты! В центре футбольного поля появляется несравненная Триш Мижиста в сверкающих серебром одеждах! – голос комментатора звенит от переполняющих его эмоций. – Танцоры с лентами в руках растягивают вокруг нее многолучевую звезду! Энергия зашкаливает! Она начинает…

Грохочут тамтамы. Трибуны неистовствуют. Все взгляды направлены в центр поля. Многие помнят, чем закончилась премьерное шоу «Ритуал» в Лондоне.

– Неужели она сделает это?! – спрашивает умолкнувшего, чтобы дать зрителям в полной мере насладиться чарующим действом, коллегу второй комментатор.

– Все знают, как Миджиста любит шокировать, – отзывается первый.

В четырех лучах растянутой на траве звезды появляются приемные дети мистик-дивы. Они облачены в стилизованные костюмы представителей четырех частей света. Рядом с каждым из них находится персональный телохранитель.

– Все-таки она не настолько сумасшедшая, какой ее считают, – ухмыляется первый, увидев, как телохранители завязывают детям глаза.

Режиссеры предусмотрительно показывают на стадионном экране только лицо певицы. Хоть королева эпатажа и дала слово, но… Песня стремительно несется к ураганному финалу. Заключительный аккорд! И в вечернее небо вместе с последней нотой взвивается платье дивы…

«времядругникуданеспешит»

– Привет, Триш, – «ласково» улыбается ей Разрушитель, отталкивая бесчувственного охранника от одного из детей. – Это была хорошая попытка, но ты… стратила.

– Что ты…?! – Миджиста недоуменно оглядывается по сторонам: на застывших танцоров, на застывших зрителей, на валящихся на землю телохранителей, на выпавшие из их рук ритуальные стилеты, на еще троих ненавистных элементалей, стоящих рядом с ее приемышами.

– Все просто, дама, – откликается вместо Разрушителя невысокий паренек. – Электрошокеры и временная петля, – продолжает он, указывая на стоящего неподалеку Надзирателя.

Тот раскручивает над головой старинный строительный отвес, его светящееся навершие оставляет за собой мерцающий серебристый след – перевернутую восьмерку, знак бесконечности.

– Гармония, – добавляет Бестия. – То, к чему вы так долго стремились.

–          Гармония, – невольно повторяет за ней Миджиста.

– Вот шо, громадяночка, – скрипучим голосом произносит Возрожденный Дракон, – вы тут это… прикройтеся, – стаскивает с себя футболку и протягивает ей. – Нечо здеся титьками трусить… перед людЯми, – не понимая ни слова она смотрит на него затравленным взглядом. – Люди, они на футбол пришли, а вы тута безобразия учиняете, – она, наконец, берет футболку натягивает на себя. – Непотребства всякие. Не хорошо!

– Хватит паясничать, – рокочет Разрушитель. – Уходим!

– Гармония, гармония, – произносит ухмыляющийся Дракон все с теми же интонациями, но по-английски. – Вчерашний день! Гармония в Любви! Вот сила, сестра!

Совершенно сбитая с толку Миджиста опускает взгляд на свою уже прикрытую футболкой грудь, по которой наглец только что беспардонно  похлопал, и видит перевернутую восьмерку Бесконечности в круге Любви…

«…радостьсегодняпривлекаетзавтра…»

– Давай, Миркулов! – не выдержал Никита, когда олигарх в очередной раз с тоской обернулся на лежащий в центре поля мяч. – Порадуй себя, иначе потом никогда себе не простишь. Давай, фанат! – подзадорил он все еще сомневающегося друга. – Стань форвардом!

– А, поехали! – рубанул рукой олигарх и, резко развернувшись, помчался в центр поля.

–          Влад! – попыталась остановить его Лада.

– Давааааааай! – радостно завопил Никита и вдруг совершенно неожиданно для себя заорал, – Прощай, Нибирууууууууууу!!!

Миркулов бежит. Его переполняет… Сила… Радость… Восторг… Шаг… Еще… Вибрирующая от напряжения нога заносится для удара… Уууууух! Ура! Он сделал это!

«легкорешайвопросыбытия»

– А без стриптиза никак нельзя было обойтись?  – ехидно поинтересовался Карасик, когда они покинули снова вернувшийся в Реку Времени стадион, и протянул ничуть не смущающемуся Никите свой летний пиджак.

– Прости, не подумал про твою ранимую завистливую натуру, – ухмыльнулся тот, смачно оглаживая свой мускулистый торс. – Но там были дети, и оставлять их чокнутую мамашу в чем мать родила было как-то не по-джентельменски.

– С каких это пор ты в джентель…?

– Интересно, – не дал ему закончить Никита, – как она теперь отмажется от такого кикса?

– Вы глупости обсуждаете, а дети остались у этой сумасшедшей, – одернула их Лада. – Не уверена, что мы поступили правильно, оставив их там.

– Можем вернуться и забрать, – предложил Миркулов, обнимая ее за плечи.

– С ними все будет в порядке, – светло улыбнулась Муся. – Я каждого из них поцеловала в лобик.

– Аааа, – понимающе протянул Юрка, упорно не глядя на не выпускающую из своей ладони руку Сатьянова девушку. – Тогда конечно.

– Неужели тебе ни разу за все это время не было страшно? – спросила Лада, глядя в синие глаза своего Разрушителя.

– Ну, это тебе лучше у Хренова спросить, – улыбнулся тот и поцеловал ее так, что она почти забыла, о чем спрашивала, а счастливый олигарх хитро подмигнул внезапно смутившемуся кибергуру. – Ему то лучше всех было известно, что все будет… карашо.

С трудом оторвавшись от Миркулова,  Лада подошла к Никите и, взяв под руку, пошла рядом.

– Как ты?

– Лучше всех, – широко улыбнулся тот.

«Влад абсолютно прав – никакой он не дракон, а кот. Чеширский!»

– Правда? Я рада.

– Конечно, было бы приятнее, если бы после своего временного олигархического помешательства ты все же вернулась ко мне. Хотя с другой стороны, ты в моей жизни уже есть, а ведь первый принцип Вселенной – «Расширяйся!». Так что буду ждать свою следующую Самую Лучшую Девушку На Свете.

– Прости, Кит. Все как-то глупо получилось.

–          Проехали, – выдохнул тот. –  Просто ты не моя Черная Дракониха.

Усталые, но довольные они шли по прекрасному ночному городу. И все было хорошо! И предвкушалось, что будет еще лучше! Пусть у каждого были еще нерешенные вопросы, и ничего особенного не происходило, и говорить хотелось о каких-то пустяках, но именно в этом, наверное, и есть простое человеческое счастье…

«четвертичнаяфазапериодаперехода»

«Нибиру сменила траекторию! Звезда-убийца больше не угрожает Земле! Представители «Harmony Corp» сообщают, что проект “Wardenclyffe-2” вызывавший столь неоднозначную реакцию мировой общественности успешно завершен…» (Выпуск новостей. «Наш» канал)

«готовьсяучаствоватьвдействе»

Я – Светоч, тайное оружие Хранителей. Не знаю, чего ждал от меня Белый Совет, но уверена в одном: те, что должны были стать мне врагами теперь мои самые близкие люди на Земле. И среди них мой Любимый, мой Единственный, …

Я – Надзиратель, целью моей была абсолютная власть, и путь мой был лезвием бритвы меж светом и тьмой… Я выбрал любовь! И прошлая цель оказалась миражом, а лезвие вдруг стало широкой и ровной Дорогой Домой, по которой так радостно идти рядом с теми, кого любишь. Верю, что и тому, кто пришел обуздать меня, удалось понять это и обрести свою Гармонию в Любви…

Я – Разрушитель, рожденный лишь для того, чтобы противостоять. И жизнь моя была вечным движением против. Я стремился победить всех и всегда, в том числе и свое собственное предназначение. Победа должна была быть только моей! Я крушил все, что мешало мне этого достичь и не ведал, насколько прекрасной  может быть победа любви…

Я – Бестия, призванная соблазнять и покорять мужчин, использовать их силу и направлять в выбранное мной русло. Все это в прошлом… Я – Женщина! Я – Полноводная Река! Я – Бескрайний Океан! Потому что со мной не враг, а товарищ. Потому что со мной не лидер, а друг. Потому что со мной не повелитель, а мой Мужчина, моя Любовь…

Я – человек, которому дана способность мыслить. В последнее время случилось многое, что мой разум отказывается принимать, и оказалось, что не достаточно просто знать, нужно… ВЕРИТЬ. И я не знаю, что произойдет со Вселенной 22 декабря 2012, но уверен в одном. В этот день я буду с теми, кого люблю.

Мы будем вместе, может, медитировать, может, просто пить чай или делать еще какие-то бессмысленные и замечательные вещи, которые делают нас счастливыми… И нас будет достаточно, чтобы положить наш решивший развалиться на части мир-арбуз в авоську и перенести через этот самый Большой Квантовый Переход, мля!

«…легкоисветлосмотривпередибудет…»

Они парят над вершиной холма, но ощущение очень устойчивое. Их переполняет сила и азарт выполнить то, к чему они так долго шли. Они почти боги. Они в точке и процессе одновременно.

Надзиратель раскручивает над головой Отвес, удерживая всех в равновесии. Он преисполнен радости – казавшийся бесконечным Путь по Грани неожиданно превратился в постоянно расширяющийся Круг Любви. И незачем больше рваться к далекой призрачной цели, можно просто наслаждаться каждым мигом, точкой в которой находишься сейчас и процессом расширения в еще большее счастье.

Золотая Жрица светло и восторженно поет гимн нереальной красоты и мощи. В ее поднятых над головой руках Локальный Источник, дающий энергию всем. И вспарывающие хрупкую ткань этого мира острые клинья иных измерений становятся мягко развивающимися шлейфами ее одежд.

Разрушитель бьет своими Палицами в невидимые барабаны. И вздыбившаяся земля оседает мелкой пылью, волны огня, воды и потоки воздуха бессильно опадают, не достигнув вершины холма.  И он хохочет, как наслаждающийся игрой ребенок, от распирающей его мощи, от переполняющего его восторга.

К холму мчатся стада бешенных животных, несутся стаи птиц и подступают полчища обезумевших от страха людей, но за спиной танцующей Озерной Девы разворачиваются огромные радужные плавники-крылья, и все живое замирает завороженное движениями ее магического танца. Она держит в руках два Серебряных Ковша, и летящие из них сверкающие капли целебной влаги несут успокоение всему живому.

А в небе над ними резвится Белый Дракон – расправляет могучие крылья, укрывая от бедствий, вытягивается струной, указывая путь к спасению, сворачивается в кольцо, пропуская через себя весь мир. Он улыбается всем и каждому в отдельности. И каждый видит своего Спасителя…  Он вернулся! Возродился! Мир становится лучше, счастливее, радостнее, больше…

Это длится вечность и миг…, а потом…

Украина. Киев

Усталые, но довольные они шли по прекрасному ночному городу. И все было хорошо! И предвкушалось, что будет еще лучше! Пусть у каждого были еще нерешенные вопросы, и ничего особенного не происходило, и говорить хотелось о каких-то пустяках, но в именно этом, наверное, и есть простое человеческое счастье…

– Смотрите! – звонко вскрикнула Муза. – Вон там, на  той стороне улицы!

Все дружно повернулись туда, куда она показывала и на большом плакате, оповещающем о завершении строительства нового подземного магазина увидели два крупных слова…

«ПЕРЕХОД ЗАВЕРШЕН»

Другие главы:

P.S. — >

< — Глава 47 «А теперь правда!»

Читать далее »

Тэги:
Нет комментариев

Роман Хангел “ТеперьТыДракон”

Глава 47 «А теперь правда!»

Мы часто верим в то, что говорят,
Но только там, где счастье, правда.

«…и все мои программы были попыткой манипуляции, запугивания, искажения действительности. Какое-то время я шел наповоду у тех, кому очень выгодно оставлять нас в неведении о том, что реально происходит в данный момент.

Они не относятся к нам, как к равным, используют в качестве удобной для определенных целей биомассы, но я не осуждаю их. Они просто другие. Они могущественны, умны и… глубоко несчастны.

Да, у них есть власть, но они лишены того, что есть у нас. Нашего главного Дара! Они не способны любить. Вы спросите, и что с того? Что нам это дает? Все просто – противостоять любви они тоже не способны…

Есть один парень, мой друг. Самый обычный, не самый умный, не самый спокойный. Его искушают, за ним охотятся, его тащат в разные стороны. И он психует, злится, боится, но все равно хочет быть счастливым и пытается  оставаться самим собой.

Не потому, что он какой-то особенный. Совсем наоборот, самый обычный, такой же, как все мы, люди. В каждом из нас много намешано, мы можем развивать в себе ту или иную способность. Это хорошо, но глобально ничего не меняет. Мы такие разные и при этом схожи в одном: наш главный Дар – Жизнь в Любви! Это делает нас сильными свободными Людьми Вселенной, которыми невозможно манипулировать. Во что бы вы ни верили, к чему бы ни стремились, помните об этом и… живите в любви!»

«исамыесильныеволныоднаждыстихают»

Программу Артема Сатьянова «Обратный отсчет. Постскриптум» не показали ни на «Нашем», ни на одном другом телеканале, но видеоролик, переведенный на все основные языки мира побил все рекорды просмотров в Интернете.

Складывалось впечатление, что он всюду, Он был подобен вирусу, блокирующему все машинные процессы до тех пор, пока не проиграется полностью, после чего бесследно исчезал. Это была самая мощная вирусная атака в истории.

Когда модераторы сайтов пытались убрать этот видеовирус со своих серверов, на экранах их зависших компьютеров появлялась маленькая смеющаяся рыбка, рыболовы говорят, карась…

«…светвоймногоеменяетв…»

Атлантика. Остров Бункера

– Кит, ты спишь что ли?! Для кого я тут распинаюсь вообще?!

– Ничего я не сплю, – не особенно внятно бормочу я, пытаюсь взбодриться, но шепот волн действует так убаюкивающе – Я запускаю твою информацию прямо в подсознание. Мой разум полностью открыт твоей мудрости, о, Великий, она записывается мне прямо на подкорочку.

Мы сидим на пляже и разговариваем. Вернее, Карасик сидит и разговаривает, а я все-таки лежу. И, похоже, действительно слегка задремал, потому что совершенно не помню, о чем шла речь. Ах, да! Я же просил моего гениального друга разъяснить мне странную фразу, которую передал мне Артем.

– Животное! – Карасик вскакивает и пинает меня ногой. Не сильно, и не опасно – в бедро, но обидно…

– Лежачего бить! – подсекаю его «хвостом дракона» и, придавив к песку, назидательно грожу средним пальцем. – Не балуй.

Ну, вот! Весь кайф переломал – сон как ветром сдуло. Что ж, попробуем еще раз. Лекции Хренова действуют на меня почти также, как присутствие Музы и шепот волн.

– Я снова  в строю, рассказывай дальше. Только я тебя, очень прошу – попроще!

Начнем с начала! Во всех эзотерических текстах присутствует некий изначальный Источник – Первопричина, Вселенский Разум, Единое, Абсолют, Совершенство, которое недостижимо и непостижимо. Нечто, что едино само по себе и неделимо, оно одно и нет другого, оно является первопричиной всего сущего, оно творит само из себя и в тоже время находится вне творения и лично не управляет им.

Для управления есть его части –  Со-творцы. Их то люди и называют богами. И боги эти очень любят Игры. Каждый Со-творец создают свою реальность, собственное поле Игры и таким образом отделяется от Источника, но по-прежнему соединен с ним, как мать и  ребенок пуповиной. Внутри своей реальности Со-творец разделяет себя на части – Монады, которые в свою очередь делятся на Высшие Я, которые уже разделяют себя на личности, души.

Первоначально каждая новой реальность наполнялась энергией одного Со-творца, но затем Со-творцы начали перемешивать свои энергии, что позволяло увеличить срок жизни такой реальности. Хотя времени в нашем понимании для Со-творца отсутствует. Скажем, объединенная энергия Со-творцов  делает Творение более стабильным. С другой стороны Источник лично входит в создаваемые Со-творцами творения и существа, устанавливая прямую связь, минуя Со-творцов. За счет этого Творение Со-творцов обретает еще большую стабильность. В этом, как я понимаю, и есть суть сделанного тебе предложения. Соединиться с Источником напрямую, физически оставаясь в поле Игры, освободиться от необходимости действовать согласно установленным в ней правилам. Стать свобод… Опять спишь?

– Нет, просто очень медленно моргаю, – улыбаюсь я. – Свобода – это по мне! И что, все это действительно… реально? Ну, ты понимаешь. Не какая-нибудь умозрительная модель, а реальность?

– Сейчас мы приближаемся к моменту, когда наша планета переходит из области трехмерного пространства в четырехмерное, в результате чего меняются  физические законы нашей реальности. Это момент исключительной важности!  В любой другой какие-либо глобальные изменения невозможны. Именно в момент перехода из одной мерности в другую вся пространственно-временная структура Творения собирается в точке сингулярности – безразмерной математической точ…

– Караааааааааааааасик!

– Точке сбора, где соединяются все пространственно-временные нити и вся совокупность вероятностных событий. Только в  этот момент может быть сформирована будущая парадигма реальности следующей эпохи, которая и будет определять дальнейший ход событий. И зависит она от точки зрения большинства. Мы все можем изменить парадигму реальности.

Что это значит? Пример – если половина жителей Земли поверит в то, что появилась новая смертоносная форма гриппа, то очень скоро мы начнем умирать от этого гриппа, хотя на самом деле его создало наше воображение. Но миллиарды людей стали считать его реальным. Значит, он действительно обретет материальное воплощение.

И единственный шанс выжить – изменить восприятие и видение мира. Этого нельзя сделать быстро, революционным путем. Невозможно резко измениться. Необходима планомерная работа по расширению восприятия. В результате работы над собой в той или иной духовной дисциплине, возрастет иммунитет к зомбированию, а также увеличится личная энергетика тела. За счет прямого подключения к Источнику через сердечную чакру, можно получить доступ  к неисчерпаемому источнику личной энергии. Обрести энергетическую независимость!

Когда количество людей с определенным уровнем энергетического или, если тебе так понятнее, духовного развития  достигнет своеобразной критической массы, мир изменится – парадигма реальности станет другой, и мы получим возможность  перейти в новое измерение. Это и называется Большим Квантовым Переходом.

– Об этом ты говорил с Сатьяновым, о переходе? Ну, и куда же мы должны перейти?

–          В мир, где боги могут находиться в физическом теле без потери способностей.

–          Какие боги, Карасик? У тебя мания величия?

– Придурок, – насупился друг, – под богом я подразумеваю высший уровень проявления ментальных способностей. Жизнь – ментальный процесс!

–          Даааааааааааа? А я думал физический.

–          Вот и оставайся неосознанным животным.

– Полегче! Пока совсем не обменталился, можно и по шее огрести. Ладно, живи пока! А я пошел сливаться с океаном. Он же, я так понимаю, тоже часть Единого.

– Никита! Юра! – крикнула выбежавшая на пляж Муся. – Идемте скорее! Рама написал!

Купание откладывается… Бежим… Расаживаемся… Внемлем…

«…живитеполнокаждыймиг…»

– А мне нравится! – говорю я. – Молодец, Роман!

– Как по мне, то слишком напыщенно, но, по сути, годится, – говорит Влад.

–          Очень красиво, – хлопает в ладоши Муся.

–          Идемте чай пить, – улыбается Лада.

– А поехали домой, – предлагает Карасик. – Насладимся зрелищем того, что мы спасли.

– Ого, как скромно! – смеется Муся.

Сегодня можно, – обнимает ее Артем. – Действительно, давайте съездим развеемся. Здесь хорошо, но хочется уже на волю.

– Поехали! –  машет рукой Миркулов. – Только пока не домой, а в Киев. Завтра же финал Евро 2012.

– Поддерживаю! Тем более, что нам нужно вправить кое-что кое-куда одной нашей общей знакомой.

«Она еще споет! Триш Миджиста таки выступит перед финальным матчем Евро 2012! Все разногласия между  знаменитой певицей  и оргкомитетом чемпионата Европы по футболу урегулированы. Драгоценный камень ее «Ритуала» увенчает собой грандиозное действо, рожденное безудержным гением выдающегося постановщика современности Дугласа Маккина, готовящегося поразить мир своим очередным шедевром! И теперь десятки тысяч зрителей, которые заполнят чашу обновленного спорткомплекса «Олимпийский», и миллионы телезрителей по всему миру смогут стать участниками этого грандиозного «священнодейства». («Единая газета»)

– Только представьте себе! – вопил раскрасневшийся Маккин. – Оргазм! Апофеоз! В центре этого урагана Триш, божественная и земная одновременно! И вдруг…, – он сделал эффектную паузу, – Вспышка! И тут же свет гаснет… Когда те, кто переживет, придут в себя на поле никого нет. Только в центре, освещенный единственным лучом света – сверкающий футбольный мяч. Яйцо Жизни! – знаменитый постановщик резко умолкает, наслаждаясь произведенным эффектом.

«Получилось! Миджиста просто слов не может найти».

– Дуглас, это великолепно, – быстро подходит к шоу-гению Сет, чувствуя, что еще чуть-чуть и Триш взорвется. – Это слишком грандиозно, нам нужно время чтобы осмыслить, – он тянет Маккина к выходу.

– Но…, – пытается упираться ошарашенный Маккин, не получивший ожидаемых восторгов.

– Все потом, Дуглас, – увещевает его помощник Миджисты. – Все потом. Завтра. Сейчас вам надо отдохнуть. Вы устали…Вам необходимо вернуться к себе и хорошенько выспаться. Веки тяжелеют… Глаза слипаются… Вам хочется спать…

Из комнаты раздается звук бьющегося стекла. Сет поспешно выталкивает гостя за дверь и возвращается к Триш.

– Что за ….?!!!!! – визжит дива. – Что за…….?!!! Он кем себя возомнил?!!! Яйцо, ….!!! Я ему, что?!!! Курица, …?!!! Яйца нести!!! Да я ему их так снесу!!! Будет фальцетом петь!!! Всю оставшуюся жизнь, …!!!

Понимая, что иначе ее уже не остановить, Сет хватает ее в охапку и тащит в спальню…

«…другиенеидутпротивпростопутих…»

– Неужели ты не понимаешь, – спокойно говорит он измочаленной, но зато совершенно спокойной мистик-диве через час, – насколько гармонично все складывается? Какая разница, что будет после? Все будет сделано, Триш. Все, к чему ты так долго стремилась. Новый уровень! К тому же в темноте будет гораздо легче незаметно унести детей…

Другие главы:

Глава 48 «Финал» — >

< — Глава 46 «Бункер №6»

Читать далее »

Тэги:
Нет комментариев

Роман Хангел “ТеперьТыДракон”

Глава 46 «Бункер №6»

Не надо нам палат,  сгодится бункер,
Но только чтобы вид на океан!

Воздушное пространство над Атлантикой

Личный самолет Миркулова уносил всю компанию на Бункер. Так Влад нежно называл купленный им искуственный остров в Атлантическом океане.

На этом творении компании «Сайленс Айлендс» – естественно, самом навороченном! – Великий и Ужасный оборудовал крепость, способную выдержать длительную осаду.

Тех, кто попытался бы приблизиться к Бункеру незамеченным или прорваться силой, ждал неприятный сюрприз – остров охранялся лучше любой секретной военной базы, а в подземных хранилищах был достаточный запас всего необходимого, чтобы при необходимости продержаться в полной изоляции несколько лет.

«снаружиштормнырнипоглубже»

Муза подошла к другу, как только стюардесса разрешила отстегнуть ремни.

–          Кит!

–          Что?

–          Ты не обиделся?

–          На что?

–          На ковыряние в носу.

–          Нет, мне было даже приятно.

– Прости, – улыбнулась девушка. – Надеюсь, ты не из-за этого такой рассеянный. Кстати, ты ничего не забыл? У тебя с собой всего одна сумка.

–          Не волнуйся. Я переложил большинство своих вещей к тебе в чемодан.

–          Но он же был набит под завязку.

– Был, – Никита, засиял, как Эдвард Кален на солнце, наблюдая, как до подруги постепенно доходит смысл сказанного и готовясь к прыжку.

–           Что?!!! Ах ты, гад ползучий!!!

–          Не правда! Я Белый Всадник!

Муся бросилась на Никиту с кулаками, но он ловко перепрыгнул через спинку кресла и, вихрем промчавшись через салон,  заперся в туалете.

– Ты сама говорила! Сама!

– Как наши дела? – поинтересовался Карасик у тупо смотрящего в экран ноутбука Романа.

–          Я работаю.

–          Ну, хорошо, а финал когда будет? – подбросил «в топку уголька» Влад.

– Не давите на меня! – взорвался писатель. – Это же не простая писулька! Вы же волшебства хотите, а для этого вдохновение нужно!!!

– Хорошо-хорошо, – примирительно пророкотал олигарх. – Прилетим на остров, будет тебе вдохновение.

«страхвотьмелишьмиражнасвету»

Он рвет… Его рвут… Боль и кайф! Подчинение и обладание сливаются в одно. Вечное движение! Вечное наслаждение! Он видит, кого он… Он хочет видеть, кто его… Он оборачивается… и видит Ее глаза… На мгновение его затягивает в них… В затопивший  их УЖАС! Но тело  взрывается в экстазе и…

Атлантика. Остров Бункера

Артем резко вскакивает и рывками проталкивает в саднящее горло воздух.

«Тише! Испугаешь!»

Но нет, Светлячок мирно посапывает рядом. Он осторожно,  встает с кровати и выходит на залитую  багряными отсветами террасу.

«Закат!  Вот это мы «прилегли на минуточку» после прилета».

Ему хочется смыть с себя липкие  отголоски сна, но возвращаться в комнату не хочется. Не хочется будить ее, не хочется снова вносить к ней приснившееся. Ему удалось затолкать это внутрь. Но яд сочится через глаза, через горло, через уши…Он мчится к океану.

«Помоги мне!»

Огромное огненное солнце садится в отливающую огнем воду.

«Не уходи еще! Выжги из меня это!»

«вопросотложенныйсмелеедоставай»

Когда чуть успокоившись он вышел из океана, с большого валуна у самой воды ему навстречу поднялся Желанин.

– Прости, понимаю, что в такие моменты свидетели ни к чему, но я очень люблю Мусю и не хочу, чтобы она… переживала. Что тебя гложет, Артем?

«травапрорастаетсквозьземлюитянетсяксолнцу…»

Ему стыдно. Ему душно. Ему просто необходимо выговориться, выкричаться, высвободиться… Он не понимает… Как?! Зачем?! Рассказывать все этому вечно балагурящему раздолбаю, который смотрит на него сейчас своими невероятными «драконьими» глазами, в которых, кажется, все еще плещется утонувшее в океане спасительное солнце…

«…такрастетразвиваетсяжизньвлюбви»

–          Честно?

– Какие уж тут тайны, – постучал по виску Желанин. – Пинеальный кристалл! Забыл?

– Забыл, – грустно улыбулся Сатьянов. – Я не могу отделаться от ужаса, что она видела меня там, с Миджистой… и этим ее…

– О! Знакомая история, – облегченно улыбанулся Никита. – Хочешь обсудить это? Ты как раз по адресу. Не знал, что я професиональный психотерапевт? Теперь будешь знать. Кстати, открою тебе секрет – здесь все сумасшедшие. Да-да, даже я. Так что добро пожаловать в нашу палату №6. Чувствуй себя, как дома.

Так вот относительно твоих терзаний. Был у нас с ней подобный момент. Тихо-тихо! Исключительно в психологическом плане! Она же меня Белым Всадником считала, а я… В общем не красиво себя повел с одной су… девушкой, в общем. Муся, конечно, в шоке была, а потом знаешь, что сказала? Давай присядем…

«раскрывайсявлюбвиксебеидругим»

–          Вот вы где! – раздается за спиной звонкий голосок.

– Ого! – посмотрев на часы, говорю я. – Хорошо поговорили. Муся! – кричу разыскавшей нас подруге. – Дай нам еще пару минут, – и гораздо тише продолжаю для Артема. – Это меня приняла, друга а ты то любимый-единственный. Так что расслабься, Надзиратель. Она тебя любит таким, какой ты есть. Захочешь стать для нее самым-самым. Станешь.  Нет, не напрягайся – для нее ты УЖЕ ТАКОЙ!

«Что-то меня понесло, надо бы чуть разрядить пафос мероприятия».

– Андестенд? – спрашиваю я с самой своей дурацкой ухмылкой, а потом еще добавляю голосом киношного психотерапевта. – Надеюсь, Артем, теперь у вас все будет хорошо, на сегодня сеанс окончен, увидимся на следующей неделе.

– Спасибо, Дракон! – с чувством произносит Сатьянов и вдруг – не помогло! -крепко обнимает меня. – Спасибо, друг.

«Друг! Дракон! Вспомнить!»

– Надеюсь, Артем, теперь у вас все будет хорошо, – Кирилл Анжара, улыбаясь крепко пожал его руку.

Четыре его спутницы о чем-то мило щебетали с Женей. Все было буднично и… легко. Будто и не было только что изгнания мистического Наездника.

Хотя, насколько Артем понял, изгнания действительно не было. Было объединение. И теперь все было… буднично и легко.

Обычный улыбчивый мужчина. Обычные милые женщины. Единственным выпадающим из этой обычной картины элементом было выражение лица Гринева, который переводил потрясенный взгляд с Анжары на его подруг и обратно.

– Артем, у меня к вам просьба: передайте своему другу дракону…

– Кирилл, у меня в друзьях не водится ничего подобного.

– Тогда забудьте, – снова улыбнулся тот, – и… вспомните, когда придет время.

«нелиниявремядуга»

– Никита! – сказал он поднявшемуся и направляющемуся к воде парню. – Можешь считать меня сумасшедшим, но один человек просил передать тебе, что когда тебе надоест играть по чужим правилам, просто стань источником и поднимись над игрой. Тебе это о чем-то говорит?

– Нет, – обернулся тот, и в темноте вспыхнули два янтарных огня, – но я подумаю об этом…завтра.

Другие главы:

Глава 47 «А теперь правда!» — >

< — Глава 45 «Шестой»

Читать далее »

Тэги:
Нет комментариев

Роман Хангел “ТеперьТыДракон”

Глава 45 «Шестой»

Когда и Пятисилье забуксует,
Шестерка  очень даже подойдет.

Украина. Конче-Заспа

– Мы нашли загадочную надпись на обороте картины! – звонкий голосок Музы безжалостно выдергивает меня из объятий недолгого послеобеденного сна. Я бы конечно предпочел чьи-нибудь, гораздо более материальные объятья… Ладно, проехали. О! Что я  «вижу»?! Очередная из ставших уже привычными буквенных змеек!

«найдишестогорепинаприемник»

– Только не говори мне, что мы должны искать его прямо сейчас? – не открывая глаз, спрашиваю я в надежде получить еще несколько минут на комфортное пробуждение.

С того дня, как мы в силу сложившихся обстоятельств практически не расстаемся, со сном у меня никаких проблем, за исключением разве что времени. Не знаю, как остальные, но я каким-то невероятным образом умудряюсь выкроить в этой многодневной гонке подходящую минутку и ударными темпами наверстываю упущенное – делать то по ночам все равно больше нечего. А, ладно…

–          Кит! – в голосе Музы слышится восторг. – Ты прочел мои мысли!

–          Нет, – фыркаю я, – они мне приснились.

–          Найти шестого! Что это может значить?

– Проклятья обычно насылают на весь род до седьмого колена, – сказала входящая в спальню Лада.

–          Ты думаешь, род Репиных был проклят?

– Возможно, – задумчиво произнесла та. – Но и уникальные способности тоже часто передаются вплоть до седьмого колена.

– Хочешь сказать, что под приемником здесь может подразумеваться потомок?

– Обязательно устраивать военный совет у меня? – недовольно морщусь я, глаза упорно не хотят открываться.

«Йоханый бабай!»

–          Нашел!

«Карасик! Вот кто чуть не отдавил мне на ноги!»

– Я тебе не мешаю? – поинтересовался я у своего беспардонного друга, который после еще одного визита к Миркуловской массажистке, стал гораздо менее агрессивным и даже не скрипит зубами, когда видит Мусю с Артемом. Ну, во всяком случае, не очень громко.

– Нормально, – отмахнулся тот. – Вот, что писал по интересующему нас поводу Корней Чуковский. Цитирую: «Когда Репин писал мой портрет, я в шутку сказал ему, что будь я чуть-чуть суевернее, ни за что не решился бы позировать ему, потому что в его портретах таится зловещая сила: почти всякий, кого он напишет, в ближайшие дни умирает. Написал Мусоргского – Мусоргский тотчас же умер. Написал Писемского – Писемский умер. А Пирогов? А Мерси д’Аржанго? Захотел написать для Третьякова портрет Тютчева, Тютчев в том же месяце заболел и вскоре скончался. Кто-то в компании попросил: «Илья Ефимович, сделайте милость, напишите Столыпина!» Все посмеялись – премьер-министра мало кто любил…»

– Карасик, – вклиниваюсь я в его доклад, – пусть лучше Муся почитает – у нее голос гораздо более приятный, убаюкивающий.

– Через несколько месяцев, – проигнорировав мое продолжение, продолжил Карасик, – Репин встретил Чуковского и сообщил, что едет писать Столыпина по заказу Саратовской думы. Позировал премьер в своем рабочем кабинете. После первого сеанса Репин говорил друзьям: «Странно: портьеры у него красные, как кровь, как пожар. Я пишу его на этом кроваво-огненном фоне. А он и не понимает, что это – фон революции».

–          Уууууу, – не сдержался я. – Как зловеще!

– Это было в 1911 год, умник! Сразу по завершении портрета Столыпин уехал в Киев, где и прозвучал роковой выстрел. Это ли не яркая иллюстрация «проклятых» портретов? Иногда смерть модели наступала не сразу после завершения работы, но отсрочка была недолгой.

Так случилось с написанной осенью 1885 года картиной «Иван Грозный и сын его Иван». Репин изобразил сына с головой писателя Гаршина.

Весной 1888 года тот покончил жизнь самоубийством. Вот такие пироги, – подытожил мой безжалостный друг.

– Я читала, что Репин отличался чрезвычайной скурпулезностью в работе, – сказала Лада. – Каждый штрих он стремился довести до совершенства. Может, тем самым он забирал частицу души того, кого рисовал, оживляя ей свои полотна?

– А еще они с женой были заядлыми вегетарианцами, – поделился очередным сетевым уловом Карасик. – Визиты к ним остряки называли выездами «на сено».

Круглый год Репин спал на балконе, заодно спасая от «ядовитого воздуха удушливой спальни» и родных, которым это не очень нравилось. От «холодной Голгофы» не спасали даже мешки из заячьего меха.

Но, несмотря на критику, закалка действовала. Репин не знал бронхитов, гриппов, простуд и до 70 лет у него на щеках играл молодой румянец.

– А ну-ка, признавайтесь, – не открывая глаз, пробурчал я, – признаками принадлежности, к какому из ваших кланов могут быть вегетарианство, любовь к холоду и долгая здоровая жизнь?

– Точно не к моему, – сказал Влад, о присутствии которого в комнате я даже не подозревал. – Нам надо поскорее найти этого потомка.

– Ты думаешь, кто-то заказал наши портреты приемнику Репина? – спросил Сатьянов.

«И этот здесь!  Вот теперь точно все в сборе.»

– Которому передался не только художественный, но и мистический дар, – продолжил Влад.

–           Что в Киеве связано с Репиным?

–          Есть памятник на Терещенковской!

–          Погнали! Кит, ты с нами или остаешься досыпать?

–          С вами поспишь! – фыркнул я, вылезая из-под одеяла.

–          Никита!!!

Это Муся чего-то возмутилась. Упс! Про трусы то я и забыл, как-то не подумал, что придется вскакивать с постели при всем честном народе.

– Придурок!

А это лучший друг припечатал. О, колечко!

«…жизнирадостьвсамой…»

Украина. Киев

Через  час мы уже стоим перед зданием музея и пристально рассматриваем памятник великому русскому живописцу.

Что-то не дает Ладе покоя, но она пока не может вспомнить что. Что-то ее смущает в  этом памятнике. Не сейчас, давно…

Вспомнил! Подождите, это же я вспомнил! Вместо нее! А откуда я вообще знаю, что она что-то пыталась вспомнить?!! Твою тать! Ладно, Карасик потом разберется…

Я отбегаю на несколько десятков метров и задираю голову. Точно! Скульптурные клоны Репина на фасаде соседнего дома!

– Все сюда!

Подбегают Миркулов, Лада и Карасик. Муся и Артем отстали. Совершенно «случайно», конечно! Ну, и ладно, пусть целуются, а мы, те, кому это временно недоступно… и примкнувшие к нам… чета Миркуловых, продолжим разгадывать «мистические тайны прошлого».

– Обратите внимание на оригинальное оформление фасада этого здания, – с интонациями профессионального гида произношу я и плавным движением руки перевожу их взгляды на скульптуры.

– Двенадцать Репиных! – вскрикивает Лада. – Так их бабуля называла! Кит, откуда ты…?!

–          Так у него же теперь декодер в голове, – ехидничает Карасик.

–          Чую! Чую зависть великую, – начинаю завывать я.

«Так радостно, что друг снова в строю!»

–          И какая же из них? – интересуется Лада.

–          Да, хоть все перетрусим, – выдает домоклово решение Миркулов.

–          Их двенадцать, а нам нужен шестой, – задумывается Карасик

– И кто же из них? Левый или правый? – спрашиваю я, присматриваясь к двум центральным «репиным».

–          Может тогда, это тот, что у музея? –  выдвигает предположение Влад.

– Вы думаете статую можно считать приемником? – с сомнением произносит Лада.

Ошарашено переглядываемся. За время поисков мы так привыкли, что хранилищами артефактов являются всяческие предметы, что в этот раз, похоже, притянули связь за уши.

– Один приемник у нас уже есть, – не упускает представившуюся возможность Карасик и указывает на меня. – Пинеальный!

–          Простите, – раздается у нас за спинами.

Оборачиваюсь вместе со всеми и вижу худощавого молодого мужчину. Кудрявые светло-русые волосы, небольшая бородка и пронзительно-голубые глаза. Неуловимо знакомые… Впрочем, как и черты лица. Поворачиваюсь, задираю голову на шеренгу «репиных», снова поворачиваюсь и смотрю на незнакомца. Ну, конечно! Он мог бы быть моделью для статуй на фасаде! Если бы жил… сто лет назад.

– Скажите, вы не потомок великого русского живописца Репина? – на секунду опережает меня обладатель супермозга Карасик.

Незнакомец переводит почти безумный взгляд с меня, на Ладу, Миркулова, затем на Карасика и снова на меня. В его глазах восторг, смешанный с ужасом. То одно, то другое преобладает.

–          Вы Никита? – произносит он внезапно осипшим голосом.

–          Да, вы меня знаете?

– А вы Лада?  – тут же переводит он взгляд на стоящую рядом со мной девушку и, получив утвердительный ответ, продолжает. – Вы Влад, а вы Юра, так?

–          Откуда вы нас знаете? – настораживается Миркулов.

–          Я про вас… пишу, – выдыхает незнакомец.

–          Что?!

Незнакомец не реагирует на вопрос, он во все глаза смотрит на только что присоединившуюся к нам Мусю. Во все… точно такие же, как у нее глаза!!!

– Здравствуй, Светлячок, – улыбается голубоглазый. – А я то, дурак, только-только  стал догадываться, что ты и есть Муза.

– Рама? – потрясенно произносит девушка. – Ромочка! – бросается к незнакомцу, обхватывает руками, прижимается и рыдает так, что на нас начинают оглядываться прохожие.

– Думаю, нам лучше поговорить за чашкой чая, – вмешивается Лада, увидев, как побледнел Сатьянов, а незнакомец неуверенно покачивается под пусть небольшим, но содрогающимся от рыданий весом Муси. – Давайте зайдем в ресторан. Здесь в парке.

В течение следующего часа мы узнаем, что странный незнакомец – старший брат нашей Муси, которого она не видел много лет. Просто бразильский сериал какой-то! И вот теперь, в один момент порвавшая с семьей и прошлым девушка нежно жмется к брату, но не выпускает руку любимого, моментально успокоившегося после вскрытия… факта кровного родства.

Все эти годы Роман или Рама, как называли его в детстве братья и сестры, провел в далеком сибирском монастыре, который назвал Обителью Света, Там он укрылся от – цитирую, – «суеты мира внешнего и сосредоточившись на мире внутреннем».

Что-то в его манере говорить кажется мне знакомым, но… Я же не Карасик с его супермозгом! Было бы у меня чуть больше времени и чуть меньше отвлекающих моментов, я бы, наверняка, все раскопал, но тут вновь обретенный Мусин брат, стал рассказывать такое!

В начале июня ему – вдруг! – стало «тесно в Обители» и он «вышел в мир».

Не знаю, что бы было с совершенно неприспособленным к реалиям окружающей действительности Рамой, если бы на его пути не встретились «добрые люди», по достоинству оценившие его писательский талант – интересно, как они об этом таланте узнали? – и,  обеспечив его всем необходимым,  предложили написать книгу.

Странно было то, что главные герои и сюжет были прописаны очень четко и от него требовалось неукоснительно придерживаться этих вводных. Сначала это ограничение несколько расстраивало его, но потом сюжет так увлек, что он уже не думал об этом. Через несколько недель он оказался в Киеве, где и разворачивались основные события.

– Скажите, Роман, вы никогда не замечали, что с вашим творчеством связано нечто необычное? – спросила Лада и по выражению глаз писателя поняла, что попала в точку

– Я не знал тогда, – горько выдохнул писатель. – Думал, что мне кажется. Что это какое-то наваждение.

– Это не наваждение. Это дар, перешедший к тебе, – сразу перешел на «ты» Карасик, – от знаменитого предшественника. Только приемник не художник, а писатель. – Понимаете? – окинул он нас торжествующим взглядом. – И не просто получивший дар, а развивший его.

– Как давно вы поняли, что описываемое вами происходит в реальной жизни? – спокойно поинтересовался Влад.

– Когда было уже слишком поздно, – сник Роман. – Но я не мог спасти их! – резко вскинулся он и тут же снова опустил голову.  – Не мог… Вы не  понимаете, это сильнее меня. Это происходит само собой. Я только записываю, но ничего не могу изменить. Даже если очень хочу.  И тогда я укрылся в Обители. В ее святые стены не могли пробиться навязчивые идеи и образы.

– Интересный у тебя оберег, – Карасик внимательно пригляделся к вывалившемуся из ворота писательской рубахи серебристому медальону в виде двух пересекаюшихся треугольников. – Роман, этот кулон у тебя на груди… Ты в курсе, что он означает?

– Никогда не задумывался, – смутился писатель, пряча амулет под рубашку. – Мне его подарили в Обители.

– Муся, – посмотрел Карасик на сидящую с открытым ртом девушку, – если я правильно понял то, что ты мне говорила, то на груди у твоего брата сейчас Светоч – твой оберег.  А его…

– Яйцо Рода! – вскрикнула Муся.

– Символ единства противоположностей, усиливающий и гармонизирующий проявления творческой энергии…

– Его больше нет, – девушка неосознанно дотронулась рукой до груди, словно пыталась потрогать то, что всегда там было. – Я его…

– Срезала вместе с волосами, – грустно улыбнулся Юра. – Они отрастут. А это, – он быстро вытащил руку из кармана и выставил перед собой.

Мы все, как завороженные уставились на раскачивающийся на тонкой цепочке кулон – серебряный ромбик, состоящий из соприкасающихся основаниями треугольников.

– Это я нашел вместе с твоей косой, – продолжил Карасик, – и решил сохранить до того дня, когда ты поймешь, что наши родные могут совершать ошибки, но при этом все равно любить нас.

– Юрочка!

«Ох, Карасик!  До слез пронял, гаденыш! Какой же он все-таки замечательный, мой лучший друг! Самый лучший»!

Если я еще держался из последних сил, то Муся рыдала в два ручья, а Лада тихонько всхлипывала на плече Миркулова.

– И знаете, что, – как ни в чем не бывало, произнес наш «Герой дня», – Муся, Рома, я предлагаю вам обменяться оберегами. И тогда, по-моему, все будет хорошо! – наконец-то, мой лучший друг позволил себе улыбнуться.

– Карасик! – не выдержал я. – Ты лучший! Твой супермозг далеко не самое ценное в тебе. Я, Возрожденный Дракон, второй раз предлагаю тебе руку и сердце!

Все засмеялись, а Муза и Роман торжественно обменялись оберегами.

– Кстати, я думаю, что Репин вовсе не был причиной смерти своих моделей, – сказал обладатель супермозга и суперсердца. – Просто он каким-то образом воспринимал информацию об их  скором уходе и подсознательно спешил зафиксировать их образ при жизни.

Писатель посмотрел на него с такой искренней признательностью, что Юрка смутился.

– А почему бы тебе ни попробовать написать о себе? – обняла брата Муся. – Ты же сможешь создать для себя самый счастливый сценарий!

–          Невероятно, – пробормотал тот. – Я никогда даже не задумывался об этом.

«О! Похоже, у нас с Романом есть кое-что общее. Мы редко задумываемся! Нет, мысли текут, конечно, но разве за ними уследишь? Пустое дело. Тем более, что есть гораздо более интересные занятия. Если есть, конечно»!

– В этом и есть Мусин дар, – улыбнулся я, изо всех сил пытаясь не смотреть на Ладу с Миркуловым. – Она настоящая муза. Поверьте, проверено на собственном опыте.

– Роман, а что смутило вас в предложенном заказчиком сюжете? – спросил Влад.

– Не знаю, – задумался тот. – Вроде бы все главные герои достигают поставленных целей. Но почему-то при этом меня не покидало чувство, что они хотели совсем другого.

–          Вы уже дописали финал? – спросил Карасик.

–          Нет, никак не могу приступить.

–          И каких же целей они достигают?

– Создают могущественную организацию, целью которой является поддержание баланса сил, раздирающих наш мир на части. Не знаю, почему меня это так смущает. Конечно, это довольно банально, хотя вроде бы не плохо. Но что-то… Никак не могу уловить…

– Думаю, Артем сможет тебе объяснить, в чем тут подвох, – улыбнулась Муся, с нежностью взглянув на любимого. – Он некоторое время состоял в этой организации.

–          Муся, – пожурила ее Лада.

– Да, – хмыкнул Карасик. – А Лада, Влад и Муся поведают о тех самых силах, которые «раздирают мир на части». – Теперь понятно, откуда все эти странные фразы, – сказал он, откидываясь на спинку кресла. – Это ж Роман про вас писал, а вы эту инфу своими пинеальными кристаллами улавливали!

– Роман? – спросил Миркулов каким-то странным голосом, – А вы, случайно, стихи не пишите про…, – не поверите, но Великий и Ужасный смущенно замялся, – «Хоть бы раз! Хоть на вдох…»?

– Да, – ошеломленно произнес тот, – но как вы…?

– Тогда и про негасимый огонь наверняка тоже ваше, – сказал я.

– Ребята, прекратите! – прикрикнула на нас Муся. – Вы что не понимаете, какой это шок для неподготовленного человека?

– Простите, – писатель нервно схватился за голову и с силой сжал виски – Это просто невероятно!

– Мы понимаем, как это выглядит, – ободряюще улыбнулась Лада. – Постарайтесь успокоиться.

– Единственное, что вам нужно, – подытожил Влад, – это дописать вашу книгу. Если, позволите, мы бы хотели предложить вам совсем другой вариант концовки. Думаю, он вам понравится. Не говоря о том, что я готов удвоить ваш гонорар.

– Миркулов! – одернула оседлавшего любимого конька олигарха будущая мадам Миркулова.

– Но мой заказчик… Я даже не знаю, как с ним связаться. Все материалы мне доставляли курьерской почтой.

– Проблемы с вашим предыдущим заказчиком я беру на себя, – произнес Влад таким тоном, что сомневаться в том, что он это может, не приходилось. – Артем подскажешь мне, кто бы это мог быть и как с ним связаться? – обратился он к Сатьянову, тот улыбнулся и кивнул.

– Хорошо, – растерянно согласился Роман.

– Тогда еще только один момент. До окончания работы я предлагаю вам отдохнуть на моем маленьком острове.

–  Бункер №6, – прокомментировал Карасик.

– Думаю, там всем будет комфортно, – никак не отреагировал на его реплику олигарх, – и безопасно.

– Влад, ты думаешь, нам все еще угрожает опасность? – спросила Лада.

– А ничего еще не закончилось, – улыбнулся тот, – Но со мной вам нечего бояться, – и, не удержавшись, поцеловал ее в нос.

Она так трогательно смотрела на него, так верила. Еще никогда он не чувствовал себя таким большим и сильным, как сейчас, когда смотрел в эти обращенные к нему фиолетовые глазищи. Только сейчас он вдруг окончательно понял – вот она, его Женщина! С ним! Навсегда!

И посмотрев на свое стремительно разрастающееся семейство – ну, надо же! – он продолжил:

– Сказал же, что решу вопрос. Это может занять какое-то время, поэтому мне будет спокойнее, если вы все будете поблизости, – последние слова он произнес, выразительно глядя на меня.

– Тем более, что в решении этого вопроса тебе никак не обойтись без нашей поддержки, – кисло улыбнулся я. – Без моей так точно!

–  Соглашайся, Рама! – обратилась к брату Муся. – Разве тебе не интересно понаблюдать за своими героями? Подметить какие-то обогащающие образ черты. Вот Кит, например, любит в носу поковырять…

–          Что?!!

–          Да-да! – не унималась девушка. – Когда думает, что никто не видит.

– Ах ты…!!!

– Видите, какими  яркими деталями вы сможет обогатить свою книгу, – улыбнулась Лада.

– Хорошо, – радостно кивнул Роман. – Я согласен.

– Тогда предлагаю прямо сейчас заехать к вам на квартиру. Мы подождем, пока вы соберетесь, и вместе поедем ко мне, а оттуда в аэропорт.

– Вы думаете, все настолько серьезно?

– Просто учитываю все возможные варианты. Поехали!

«свободачувствыявляетмужскуюсилу»

Другие главы:

Глава 46 «Бункер №6» — >

< — Глава 44 «Простосердце против Супермозга»

Читать далее »

Тэги:
Нет комментариев

Роман Хангел “ТеперьТыДракон”

Глава 44 «Простосердце против Супермозга»

Натянута струна. Звенит. Дрожит.
Но рвется сердце, струны остаются.

Украина. Конче-Заспа

– Вы хоть представляете, что произошло возле дома этого коллекционера?! –вскрикивает Карасик.

– Мы нашли пятую картину, – радостно поддерживаю я безопасную тему наших сверхспособностей.

«Супермозг форева! Новая задачка и новая отсрочка! Сегодня я решаю несколько поменять тактику. По-моему, уже время. Не думаете? Доверьтесь практически дипломированному психотерапевту!»

– Ты еще от посттравматического шока не отошел?! Я видел, как ты горел! У тебя половина одежды сожжена, а на теле ни одного ожога. У тебя даже волосы не обгорели! Ты что не понимаешь?!!

«Видите, уже активно вступает в прения – это хороший знак!»

– Не кричи. Не тупой. Ты хочешь сказать, что я Возрожденный Дракон и поэтому в огне не горю, в воде не то…

– Ну, слава Богу! Но это не все, – Карсик оставляет меня в покое восторженно смотрит на Ладу с Миркуловым. – Вы же все… трое применили телекинез! Вы это понимаете?! Влад вышиб дверь и снес крышу, взмахом руки,  Лада подняла вверх хренову тучу воды, а… Муза заставила  картины левитировать! Не понимаете?

«Заминка перед именем бывшей возлюбленной совсем небольшая, но я же психотерапевт. Держись, дружище!»

–          Мы волшебники? – улыбается Лада.

«Ну, я же просил никого не вмешиваться!»

– Издеваешься? – кривится Карасик. – Все имеет совершенно научное объяснение.

–          Правда? – хмыкает Влад.

«Да чтоб тебя! Никаких условий для работы!»

– Да, – довольно спокойно реагирует на его иронию Карасик. – Я недавно читал об одном московском физике, нашедшем объяснение эффекту левитации. Он считает, что все дело в вибрациях. Если вкратце дело в следующем: в воздухе практически всегда есть капли воды размером от 0,1 микрона до 2-3 миллиметров. Молекулы воды сжаты, некоторые из них, размером 2-4 микрона могут взрываться, если на них воздействуют колебания. Очень слабые, но резонансные, – Хренов оглядел заскучавших от обилия научных терминов друзей и пояснил, – Нарастающие. Они раскачивают межмолекулярные связи, как качели. Размах все увеличивается и происходит взрыв!

–          Класс! Молекулярный взрыв! – прыскаю я. – Мощная, наверное, штука.

«Это я вызываю огонь на себя» .

– Зря  скалишься, тупица! – осаживает меня Карасик. – При таком взрыве высвобождается колоссальная энергия – на 1 квадратный метр действует сила около 5 тонн! И если направить эту силу в направлении противоположном действию силы тяжести, то предмет или тело может подняться в воздух.

–          Ничего себе! – восклицаю я. – Это же в корне меняет дело!

«Давай, друг, сорвись на меня! Наори! Ударь! Только не делай вид, что ты бессердечная машина. Оно же не выдержит, сердце. Оно же у тебя хоть и большое, но слабое. Человеческое»

– И как вы это делаете? – спрашивает Карасик внимательно слушающих его друзей.

– На меня не смотри, – разводит руками Влад. – Я сам обалдел и до сих пор не верю, что это сделал я.

– Меня учили работе с водой, – задумчиво произносит Лада, – но это преподносилось, как чистая магия, а тут…

– Понятно, – вздыхает Карасик, – ценнейшие способности вновь оказались у полнейших профанов. Вы хоть понимаете, чем обладаете?!

– Ты вроде говорил, что это телекинез, – говорю я и прыскаю со смеху, ко мне присоединяются Влад, а потом и Лада.

– Ид…диоты! – с трудом произнносит Карасик, но потом берет себя в руки – Это же подтверждает теорию единого происхождения всех так называемых эзотерических знаний. Вы работаете разными моделями, но суть одна! Вы хоть понимаете, что это  открывает тайну построения египетских пирамид, Стоунхенджа и каменных истуканов с острова Пасхи?!

– А еще террас ливанского Баальбека и боливийского Тиаунако, – добавляет Муся, которая в этот раз присутствует на «докладе академика Хренова» открыто. – Каким способом древним удалось сделать это до сих пор не известно!

Видимо,  глубина ее познаний, каким-то образом смягчает дерзость ее поведения, потому что Юрка молчит.

– Не было известно! – выкрикиваю я, чтобы хоть как-то заполнить повисшую паузу. – Теперь тайна открыта! Хренова в академики! Да здравствует наш самый умный Карасик в мире!

– Придурок! – припечатывает Карасик и… всхлипывает.

Мне так захотелось его обнять! И что вы думаете? Встал и обнял. А что? Надо было просто смотреть, как мой лучший друг стоит посреди комнаты и плачет? Один! Он вырывался, но я его не отпустил.

Через секунду к нам бросилась рыдающая Муза, потом и Лада подключилась. И мы, обнявшись посреди комнаты, хлюпали уже вчетвером.

Потом я уже не мог гарантировать, но, по-моему, наше начинание хотел поддержать Сатьянов, даже сделал пару шагов, но не решился. Но самое невероятное было впереди! Вы не поверите, но через какое-то время к нашему несанкционированному  митингу поддержки присоединился Великий и Ужасный.

Не скажу, что видел слезы собственными глазами, но что-то сверху капнуло мне на макушку, а в нашей компании никто, кроме него, это сделать не сможет просто в силу моего не маленького роста. Так откуда же еще она могла упасть, слеза эта?

…из Света

–          Они собрали почти все артефакты. Мы что-нибудь предпримем.

–          Вверяй себя Свету, сын.

– Я вверяюсь! Но вот кому ввериться Светланке, отец?! Почему ты не разрешил мне остаться с ней?! Как мог отправить ее туда совершенно одну?!

– Присядь, Святослав, – устало произнес Радеев старший. – За тысячи лет Противостояния были перепробованы самые неожиданные способы борьбы. Один из таких способов – использование никак не связанных с кланами людей, которые часто даже не подозревали о своих способностях. Это могли быть талантливые художники, скульпторы, музыканты, творения которых часто обладают магическими свойствами. Произведения искусства часто становились секретным оружием, используемым в Противостоянии.

Но Надзирателям всегда были ближе техногенные методы. Гениальный изобретатель начала ХХ века Никола Тесла «просто» создал свою беспроволочную передающую систему, а его тогдашний инвестор «просто» указал ему в качестве цели для испытательного запуска малозаселенную область Западной Сибири.

Эта «простота» была тщательнейшим образом спланирована Надзирателями. Целью разрушительного волнового сверхвыстрела должна была стать Обитель Света. Но данные о размерах Земли в начале века отличались неточностью, и потому мы с тобой сейчас разговариваем в этом древнем зале, а ученые многих стран мира ломают головы над  загадкой Тунгусского метеорита. Хотя ни профессиональные астрономы, ни любители не наблюдали в небе в тот вечер никакого огненного объекта, что должно было быть, если бы предмет, вызвавший такие разрушения, вошел в плотные слои атмосферы.

Еще в 1908 году Томские репортеры, первыми прибывшие к «месту падения», пришли к заключению, что истории о «падающей с неба звезде», были плодом воображения впечатлительных местных жителей.

Экспериментом по передаче мощных колебаний на большие расстояния объясняется и не дающее покоя сторонником «метеоритной» теории отсутствие кратера. Волновой взрыв не оставил кратера. Таким образом, теория столкновения с ледяной кометой оказалось несостоятельной.

Между тем, производимые в то время из разных частей света исследования выявили незначительные, но явные изменения в электро-магнитном поле Земли, которые ученые, не зная об испытаниях беспроволочной передающей системы, связывали с солнечными вспышками.

Кстати, к тому времени лаборатория Тесле уже не принадлежала, все оборудование было в сохранности, но не было главного – человека, творца. А у нас он есть, Святослав.

– Отец, ты действительно настолько веришь в Романтика? – с тревогой спросил воевода.

– Два человека стоят и смотрят на восход, – начал в своей обычной манере глава Светлого Совета, – Один из них слепой, другой – зрячий. Слепой говорит: «Я верю, что солнце всходит!», а зрячий ему отвечает: «А я знаю, что оно всходит». Так вот, сын, я тоже знаю. Верь мне!

Другие главы:

Глава 45 «Шестой» — >

< — Глава 43 «Кристалл»

Seat Ibiza (Сеат Ибица)Seat Ibiza (Сеат Ибица)

Читать далее »

Тэги:
Нет комментариев
Страница 1 из 9123456789