.

«Кротовая нора» — Жамбалов Баир Владимирович


Здравствуйте. С добрыми к Вам пожеланиями из Бурятии Жамбалов Баир Владимирович.

Загадка чужого мозга. Но ведь и мозг человека не раскрыл все свои тайны. И последует ли новая ступень эволюции? Или всё во власти высших сил, опередивших в технико-технологическом, но, прежде всего, в эволюционном плане?

Юноша, студент физико-математического факультета попадает через кротовую нору на планету одной звёздной системы Больших Магеллановых Облаков. Он оказался в цивилизации, намного опередившей земную по всем параметрам, но прежде всего эволюционного характера. На операционной ему имплантируют мозг умершего, но учёного могущественной сверхцивилизации. Два мозга в одной черепной коробке. Один из них неземной. И симбиоз дал себя знать. Произведение находится в электронной библиотеке «Нибру».


Кротовая нора.

Причинность множеством нитей соткана в мироздание. Всё ли чувственно пронизывающее и составляющее принцип причинности, всё ли имеет место в безграничном поле познания, всё ли имеет право воплощения в материальность? Где пролегла тропа тайны? Куда уводит она? Затерялась она под грузом невозможности выразить себя.

А может, она выбрала тебя?

Часть первая 1

День, вернее погода дня, была на удивление хороша для физического восприятия человеком. Она соответствовала всем его прихотям. Никакой капризности. Яркое солнце умеренной широты в начале лета. Оно ещё не добралось до своего зенита, и потому ещё не докучало разумного человека своими знойными лучами. И небо, стараясь не отстать от солнца, радовало глаз этого щепетильного создания своей лазурной чистотой. Что ещё надо — ходи и радуйся по этому миру!

Он словно не замечал всех прелестей выдавшегося дня, её изумительной погоды. Настроение его не играло в унисон этой прелестной музыке природы, так постаравшейся сегодня.

Экзамен по матанализу был провален начисто. Случись это днём раньше, он сдал бы, и возможно на высшую оценку. Тогда, днём раньше, до самого вечера у него был просветлённый ум, а душа блистала зеркальным отражением чистой воды самого спокойного озера. А вечером…  Вечером случилось то, отчего чистая вода помутнела и забурлила, превратившись в самое беспокойное озеро. Классический любовный треугольник лопнул как мыльный пузырь. Нет, он должен был лопнуть, но в его пользу. Для этого он всё-таки прилагал немало усилий. И всё понапрасну. Анжелика предпочла его конкурента. И вот он, конкурент, успешно сдав сегодня матанализ, весь сияет, как только что начищенная до блеска кастрюля. Ну что ж. Удача и благосклонность судьбы всегда окрыляет. Основная группа сдала ещё вчера. Но они последними сдавали сегодня. И она успешно сдала этот матанализ. А что ей, этой удаче. Склонись чаша весов в любую сторону ей было бы всё равно. Она была владелицей истинной свободы — свободы выбирать. Что она и сделала. Ей было наплевать, что её желание породило в чьей-то душе неотвратимое волнение, что помешало успешно сдать экзамен.

Вот и сегодня, после всего этого, ноги его сами привели его в этот парк. Напиться что-ли. Пива? А может чего покрепче? Нет. Всё-таки он тренируется. Надо как-то пережить это другим путём. Может быть каким-то методом саморелаксации? А какой метод может быть в этом парке? Разве что купить баночку сока, газированного напитка и где-нибудь присесть на скамейку и уделить наконец-то внимание пока ещё ласковому солнцу и этому небу, старавшемуся радовать всех лазурной чистотой.

Так и сделано. С баночкой апельсинового сока он огляделся вокруг. О-о! Не один он желал любоваться этим выдавшимся днём. И судя по лицам, у всех в душе сверкает гладкая поверхность чистой воды спокойного озера. Это у него только всё помутнело, бурлит и не может успокоиться. Куда бы присесть? А… Вон там в углу, у самой сирени, освободилось место, рядом с мужчиной, читающим газету, по всей видимости интеллигентным.

Сок был допит, ласковое солнце пригревало, радушное небо отливало лазурной чистотой и даже слышны были в городском парке пение и трели каких-то птиц, а душа его никак не могла очистить и успокоить мутную, бурлящую воду беспокойного озера. Хоть напейся. Да вроде бы он не пьёт, тренируется. А как успокоиться, как войти в эту гармонию прекрасного дня.

— Что? Плохо на душе? — вопрос этот заставил содрогнуться его и разом выйти из оцепенения его унылого, постылого мира.

Оглядываться кругом не пришлось. Вопрос задал ему его сосед по скамейке, мужчина читавший газету, по всей видимости интеллигентный. Ему это не понравилось. А кому это понравится, когда задают вопрос под самый корень. Хоть бы про погоду спросил, про ясный день или время на часах какое в данный момент, а то вот сразу так. И что ответить, и ответить ли.

— Да не очень как-то. — безразлично и вяло выдавил он из себя.

Хотел ли он сейчас разговаривать с кем-то или нет? Скорее всего нет. И что за любопытный такой выискался. А насчёт его настроения, наверное, у него на лбу красивым почерком написано, само выражение физиономии с головой выдаёт. Да, пожалуй, придётся покинуть эту вроде бы насиженную скамейку. Одиночеству в душе на данный момент самое место. Так он и собирался сделать как последовал ещё вопрос, вернее не вопрос, а какое-то суждение:

— Вряд-ли стоит исправлять следствие, если причина неподвластна тебе.

Да что это такое? И разум его стал лихорадочно осмысливать его слова. А верно сказано. Но как? И он впервые за всё это время удосужился уделить внимание такому, как будто неожиданному, соседу, хотя прошло какое-то время. Всё-таки банка апельсинового сока выпита.

Мужчина как мужчина. По всей видимости интеллигентный, хотя и без очков. А почему обязательно очки при этом? Не худой, не толстый. Лицо как лицо, и нос стандартный, и глаза не блещут каким-то злым огнём или лучинками радости и доброты, вообще ничего такого неординарного не выражает. А… разве что глубина какой-то мудрости выражена в них. Это бывает у людей в возрасте. То, что он был постарше его и намного, было ясно и без всяких наблюдений, с первого взгляда. Стандартность и стандартность, и ничего нестандартного, вот такая краткая характеристика напрашивалась сама собой. И всё. Но вот его суждение…

— Но как всё это понимать? — задал он в свою очередь вопрос.

Незнакомец, показалось, хитро улыбнулся, но во всяком случае многозначительно. Однако не прочь был он облечь только что высказанные свои мысли в более ясную форму. Выждав некоторую паузу, так он и сделал. А солнце всё ещё ласково припекало, и небо радовало глаз своей лазурной чистотой.

— Роллан, не просто так в силу случайности освободилось это место. Я захотел этого. — слова заставившие ещё больше поразиться.

— Откуда знаете моё имя. Мы с Вами незнакомы. И как освободилось это место. Вы же не могли так выгнать. — недавняя грусть, постылость уступали место любопытству.

— Поле моего владения за границей пяти органов чувств. Я — перципиент уловил думы индуктора, в данном случае тебя. Невесёлые думы.

— То есть Вы хотите сказать, что владеете телепатией.

— На любом расстоянии. Это не только у меня. Были случаи, и даже эксперименты проводились.

— А как освободилось это место?

— Очень просто. Внушил, что у него появились неотложные дела и ему надо срочно покинуть парк.

— Теперь я начинаю понимать, почему я сел именно на это место. Смотрю кругом, свободных мест всё-таки хватает.

— Всё так.

— Но, почему.

— Моё ясновидение предполагает, что ты — способный ученик.

— А Вы к тому же и ясновидящий.

— И не только.

— Вы ещё чем-то владеете?

— Я владею всем, что в области паранормальных, сверхъестественных явлений.

— Так Вы в таком роде — единственный человек на планете.

— Нет, не единственный.

— Что, ещё кто-то владеет всем этим? А может даже несколько? Приходилось мне смотреть по телевизору и читать про экстрасенсов.

— Нет. Я другой.

— Ну, а тогда как понимать Вас?

— Я — не землянин.

Он ещё внимательнее и пристальнее уставился на своего собеседника. Возможно, всё это розыгрыш.

Незнакомец спустя некоторое время методом левитации воспарил в воздух, примерно, на высоту трёх метров. Так он продолжал сидеть в течение минуты, словно на скамейке. Окружающие в парке не придавали никакого значения этому невиданному, сверъестественному явлению. Кто читал, кто беседовал, а кто и пил пиво или другие напитки. Сомнений не было, что они все были под воздействием этого человека. Человека ли?

— Думаю, теперь не сомневаешься или ещё какие трюки совершить? — спросил незнакомец, вернувшись на своё место.

— Теперь, кажется, нет. — тихо, неуверенно, с какой-то долей то ли сомнения, то ли веры в такое возможное ответил он. Не внешность чисто человеческая вызывала сомнение. В фильмах инопланетяне и не такие трюки выделывают. Другое. Ведь это невозможно. Современные оптические телескопы-рефракторы, телескопы-рефлекторы, рентгеновские, ультрафиолетовые и гамма-телескопы на орбитальных станциях не то что звездолёт, мелкий камешек не упустят. Несмотря на феноменальные способности незнакомца сомнения его не покидали.

— Я понимаю твои сомнения, но не звездолёт доставил меня сюда.

Телепатия незнакомца сейчас его не смущала.

— Но как? Каким путём? — к сомнению его добавилось удивление.

Незнакомец молчал. Кажется, он испытывал его терпение. Так прошла минута. Роллан выжидал, хотя терпению его приходил конец. Незнакомец не стал больше томить. Ответ был краток:

— Кротовая нора.

2

Ему, студенту физико-математического факультета было известно это понятие «кротовая нора». Как он понимал, это был своего рода тоннель в пространстве-времени. Он мог соединить далёкие точки обычного пространства, допустим, Елисейские поля с созвездием Гончие Псы. При этом длина тоннеля мала. А, может, велика. Ведь это — только теория гравитации.

— Да, Роллан, всё правильно. В вашем мысленном восприятии это — теория гравитации. Пока теория. Чувственно вы продолжаете воспринимать пространство в трёх измерениях. Длина, ширина и высота. Вы только мысленно предполагаете бесконечное число пространственных измерений, из которых ощущаете только три. Вы, наделённые пятью органами чувств, восприятие любого паранормального, сверъестественного явления, таких как интуиция, телепатия, ясновидение, предсказание и других, называете шестым чувством, которое у человека анатомически, физиологически отсутствует. Оно проявляется на психическом уровне. У меня это чувство наравне со зрением, слухом и так далее. Но есть седьмое чувство. Я им владею. Это чувство позволяет мне воспринимать кротовую нору и не только. — говорил незнакомец, а теперь инопланетянин, голосом тихим, таким мерным тоном.

— А верна ли теория гравитации, а именно кротовая нора, которую мы чувственно не воспринимаем, но представляем мысленно, опираясь на знания.

— Да, верна. Вселенная не ограничивается трёхмерным евклидовым пространством. В общей теории относительности Эйнштейна причинность нарушается на микромасштабах. Ваша наука недавно официально признала четырёхмерность пространства, а точнее, если учитывать время, пятимерность пространственно-временного континуума.  Кротовая нора действительно соединяет далёкие точки обычного пространства. Длина тоннеля не имеет значения малости и величины, микроскопичности и макроскопичности. Это четырёхмерное образование имеет сложную топологию. Вам известно, что гравитация может позволить скорость, позволяющую более чем в пятьсот раз превысить скорость света. Но это далеко, далеко не предел. Есть цифры и более внушительные, да в такой мере, что и представить трудно, по крайней мере тебе. И такая скорость является непременным условием в кротовой норе. А длина тоннеля имеет невообразимую по сложности топологию.

— Но каким же способом Вы попали к нам?

— Я это покажу тебе.

— Как? — у Роллана, казалось, от такого неожиданного предложения отвиснут челюсти в невероятном удивлении.

И тут в сознание его чуть ли не властно вторглось это предложение инопланетянина.

— Но почему я? — старался он парировать такое предложение.

— Выбор духа пространства Вселенной пал на тебя.

3

На этот раз пришлось замолчать Роллану и поразмышлять. Властное предложение покидало его сознание. Он, инопланетянин, предоставлял таки ему высокую ценность как свобода выбора, добрая воля. Это Роллан понимал. А может в этом сказывалось новое внушение? А было над чем подумать. Соблазн оказался велик. Что же ждёт его там? И где эта кротовая нора?

— Кротовая нора находится недалеко отсюда.

В очередной раз Роллану пришлось удивиться. Но сомнение, нерешительность вкрались в его сердце. И тут в сознание ворвалась невероятная по силе воля инопланетянина.

— Выбор духа пространства Вселенной пал на тебя. — прозвучал словно приказ.

И они встали и пошли. Погода дня была на удивление хороша для физического восприятия человеком. Солнце всё ещё ласково припекало, и небо радовало глаз своей лазурной чистотой.

Они шли по аллее парка. Впереди навстречу к ним, в метрах ста, шёл какой-то мужчина. В нём Роллан узнал того сомго доцента, у которого провалил матанализ. Они приближались. Но ненадолго. Роллан с инопланетянином свернули в сторону. Доцент, по всей вероятности, не узнал его. Да и откуда. Столько у него студентов. По дорожке прошли немного. Всего десять метров. Остановились между двух деревьев. Роллан видел перед собой небольшую полянку. И больше ничего. Но тут инопланетянин пальцами сжал его руку выше локтя. И…

Это была кротовая нора.

4

Инопланетянин, прикосновением своей руки, передавал ему свою энергию. И как единое целое предстали они перед кротовой норой.

Пространство, играя волнами, искривилось в определённом месте, образуя заколдованный круг. И тогда инопланетянин повёл его туда, и они ступили за черту.

Гиппергер в 1888 году выполнил расчёты по теории гравитации. Он вычислил, что скорость распространения гравитации может более чем в 500 раз превышать скорость распространения света.

Свет за одну минуту покроет расстояние в 18 миллионов километров. Гравитация за это же время более чем 900 миллионов километров. Свет Солнца достигает Земли за 8 минут. Гравитации понадобится на это меньше секунды. Расстояние до Альфы Центавра свет преодолевает за 4 года 3 месяца. Гравитация примерно за тридцать дней. Свет достигает галактики Туманность Андромеды за 2 миллиона 300 тысяч лет. Гравитация менее 4060 лет. 60 лет отбрасывается автоматически.

А какова скорость мысли разума? Ей нет равных, и она неисчерпаема, неподвластна любым математическим расчётам.

Длина тоннеля кротовой норы не имеет значения малости или величины, микроскопичности или макроскопичности. Он может соединить далёкие точки обычного пространства, но в измерении неимоверном по разряду чувственному для трёхмерного существа, ибо оно почувствует совершенно другой уровень пространственно-временного континуума. О, многообразие Вселенной! О, гиперсфера Вселенной!

Оказавшись за чертой Роллан не видел ласковое припекающее солнце и небо, радующее глаз своей лазурной чистотой. Погода приятного дня исчезла, как и сам день.

Он был вне времени и пространства. А может это личное восприятие? Привычные органы чувств не познавали познаваемое, достигающееся во времени и в пространстве. Понятие обычного метрического пространства отсутствовало. Сложнейшее множество элементов природы со сложнейшими предельными соотношениями. Одно из множества параллельных подпространств.

Бесконечно огромная Вселенная состоит из бесконечно малых атомов. Инопланетянин и он, состоящие из атомов, уподобились атомам и микрочастицам, и вместе они являлись частью бесконечно огромной Вселенной.

Становилось невыносимым отсутствие познаваемого привычными органами чувств в этом вне времени и пространства.

Роллан потерял сознание.



Оставить комментарий к статье «Кротовая нора» — Жамбалов Баир Владимирович

(предыдущая статья)
(следующая статья)