.

Генадий Львов. Была смерть… и была — жизнь


Генадий Львов— Появился ты на свет мертвым и уже вдовцом, — рассказывала мать, — хотя и в рубашке, в ней тебе, видимо, тесно было, задохнулся малость. Долго тебя потом встряхивали, пока закричал — звонко так, задиристо…
— Деда твоего, отца Николая, священника, расстреляли прямо у стен казацкого собора в Новомосковске. Ризы не давал срывать… Много тогда народа нашего сгинуло… Вот и овдовел ты…
— Родился в феврале, под созвездием Рыбы. Это по метрике. Но главное рождение произошло в северном Китае, там ты вошел в плоть земную из космоса. Приняли тебя монахи Шаулинского монастыря — и потом передали мне…

Генадий Львов. Неопубликованное.

Из ранних воспоминаний запомнились убежища и чердаки…
Верх и низ, и позже — все, что было верхом, станет низом. Жизнь зажата между землей и небом, а бытие — вечно.

Баба Шура, совсем одряхлевшая, с покрученными ревматизмом пальцами, как узловатые ветви шелковицы, смешно так выглядела в отцовском кожаном пальто. Бывшая дворянка, приютившая меня под крышей саманной хаты в Новомосковске…

Отец Иван, плоть от плоти княжеского рода Львовых, кровью искупал свое происхождение. С войны пришел искалеченный, в кошмарных снах рвался к Богу, трудно находил общий язык со всеми, кто был рядом; тяжелые раны приковывали к постели, культи напоминали о войне, которая к нам, раненным в души сынам, частенько врывалась старыми разорванными гранатами, снарядами брошенными в костер…

Мама, Галина Николаевна Кучеренко, закончила филфак Днепропетровского университета в 1946 г. Училась в одной группе с Олесем Гончаром. Они родились в один месяц и год — февраль 1918. И умерли в один месяц и год…

Видимо, мое творчество от Бога и — от мамы. Первым, кто еще в детские годы отметил творческие задатки, был Олесь Гончар. Мне было тогда 12 лет. Я уже печатался в в газете «Пионерская правда». Втайне писал роман… Не знал, что Господь готовил мне новые знания, которые я должен был получить и в интернате, и в детдоме, и в детоприемнике… Было очень больно — и когда били, и когда в карцере спал на бетонном полу, и когда не по годам рано узнавал реалии жизни повседневной… Но разве я мог тогда знать, что именно этот опыт ляжет в основу моих первых книг…
__________
В 1969 г. поступил на механический факультет Днепропетровского инженерно-строительного института (ДИСИ), который закончил в 1974 г. Студенческие годы запомились насыщенностью, калейдоскопом событий и дел, встречами с интереснейшими людьми.
Был капитаном сборной института по спортивной борьбе. Выступал на стройках лектором от обкома комсомола. Был капитаном КВН сборной института, членом городского оперативного отряда… Работал лаборантом, получал стипендию и зарплату… И всегда наблюдал, писал, пытался вникнуть в суть вещей.
Мне везло на людей. Руководство института, преподаватели верили в меня, что вдохновляло. Навсегда в душе остались мудрые советы профессора В. И. Харченко, нашего комсомольского вожака А. П. Приходько. Первые свои пробы пера я приносил главному редактору «Молодого будівельника» В. И. Васильковскому. Сколько было у этого человека терпения, я понял позже, когда уже сам, будучи руководителем поэтической студии «Лира», выслушивал начинающих…
Часто вспоминаю совместные выступления с поэтом А. Филатовым, чья жизнь безвременно оборвалась на БАМе, концертные поездки с ВИА «Поляне» (рук. А. Завируха). В 1972 г. я познакомился с Б. Ш. Окуджавой. Он выступал во Дворце Ильича. Уже в Москве известный поэт ввел меня в литературное объединение при Центральном Доме литераторов.
___________
После окончания института получил направление в Москву (трест «Мосгазпроводстрой»). Не покидала мысль поступить в Литературный институт. Но вмешалась судьба. Меня ждала суровая проза всесоюзных строек Урала, Сибири, Казахстана. На трассе «Торжок — Минск — Ивацевичи» в результате аварии получил серьезную травму позвоночника. Пришло время серьезного переосмысления жизни. Два года упорнейшей борьбы с болезнью… Встреча в клинике с Юрием Власовым, некогда сильнейшим человеком планеты, многими другими, чья жизнь, как и моя, явно поменяла полюса.
Но главное, продолжал писать. Был участником IV Всесоюзного совещания молодых писателей. В Белоруссии руководил литературным объединением «Лира», принимал участие в съездах СП. Общался с писателями Белоруссии и России. Именно тогда стал часто печататься не без помощи Я. Брыля, А. Аврутина, М. Танка, В. Короткевича, В. Быкова, О. Ипатовой, Р. Бородулина.
__________
Видимо, как поэт я сформировался именно в Белоруссии. Довольно часто ездил с выступлениями в Литву, Латвию, Эстонию, Ленинград. В 1979 г. принял участие в параде Победы в Ленинграде. Незабываемы встречи с питерскими поэтами М. Дудиным, Г. Горбовским, А. Кушнером…
В моей жизни были удивительные встречи с Н. Матяш, А. Цветаевой, Е. Евтушенко, Н. Рубцовым и многими другими. Я всегда чувствовал дружеское участие и поддержку, что не забывается никогда, хотя многое стирается в памяти. Везде я обрастал друзьями, и только болезнь не дала мне войти в большую литературу. Но на все воля Божья.



Оставить комментарий к статье Генадий Львов. Была смерть… и была — жизнь

(предыдущая статья)
(следующая статья)